Поиск на сайте   |  Карта сайта   |   Главная > О творчестве > Монографии > Цейтлин А.Г. И.А. Гончаров. > Глава одиннадцатая
Официальный сайт Группы по подготовке Академического полного собрания сочинений и писем И. А. Гончарова Института русской литературы (Пушкинский Дом) Российской Академии наук
Напишите нам группа Гончарова
Официальный сайт Группы по подготовке Академического  полного собрания сочинений и писем И. А. Гончарова Института русской литературы (Пушкинский Дом) Российской Академии наук
Официальный сайт Группы по подготовке Академического полного собрания  сочинений и писем И. А. Гончарова Института русской литературы (Пушкинский Дом) Российской Академии наук


ВПЕРВЫЕ В СЕТИ!!! Все иллюстрации к роману "Обломов". Смотреть >>
Фрагменты телеспектакля ОБЫКНОВЕННАЯ ИСТОРИЯ Смотреть >>

Опубликован очерк "От Мыса Доброй Надежды до острова Явы" (Фрегат "Паллада").Читать далее >>


Опубликована книга "И.А.Гончаров в воспоминаниях современников". Л., 1969.Читать >>

Глава одиннадцатая

Цейтлин А.Г. И.А. Гончаров. Глава одиннадцатая

 

Глава одиннадцатая
НАСЛЕДИЕ ГОНЧАРОВА ЗА РУБЕЖОМ

1

Исследователи жизни и деятельности Гончарова почти не интересовались ролью, которую его творчество играло за рубежами нашей страны. Буржуазно-дворянская критика прошлого делала все от нее зависящее для того, чтобы изобразить автора «Обломова» покорным учеником западноевропейского искусства. Именно к этому стремился, например, А.В. Дружинин, настойчиво доказывавший творческую близость Гончарова к так называемой «фламандской школе» живописи. В своей статье об «Обломове» этот критик писал: «Подобно фламандцам, г. Гончаров национален, неотступен в раз принятой задаче и поэтичен в малейших подробностях создания. Подобно им, он крепко держится за окружающую его действительность, твердо веруя, что нет в мире предмета, который не мог бы быть возведен в поэтическое представление силой труда и дарования. Как художник-фламандец, г. Гончаров не путается в системах и не рвется в области ему чуждые»1.

Эти сближения были насквозь порочными. Зачем Гончарову нужно было учиться именно у фламандцев тому, «что нет в мире предмета, который не мог бы быть возведен в поэтическое представление» — ведь именно это с громадной силой утверждали такие корифеи русского реализма, как Пушкин и Гоголь. Но фраза о том, что Гончаров, подобно фламандцам, «не путается в системах», с головою выдавала Дружинина. Ему бы хотелось, чтобы автор «Обломова» был именно таким же, как Доу и Остад, безыскусственным отобразителем быта, чтобы он не занимался обличением отмирающего социального уклада. «Метать громы на общество, рождающее Обломовых, по нашему мнению то же самое, что сердиться за недостаток снеговых гор в картинах Рюиздаля... Скажем более, через свой фламандский

408

труд он дал нам... любовь к своему герою»2. Так нехитрая теория о «фламандстве» Гончарова должна была помочь извращению существа его реализма, служить разрыву его связей с классиками русской литературы.

Вопрос о Гончарове и Западе должен быть освещен в следующих четырех направлениях. Мы должны, во-первых, уяснить личное отношение Гончарова к западноевропейской действительности, нарисовать его таким, каким оно отразилось в его письмах и мемуарных свидетельствах. Мы должны, во-вторых, ответить на вопрос об отношении Гончарова к западноевропейской литературе и, в частности, — к процессу загнивания буржуазной литературы в 60-80-х годах прошлого века. В-третьих, нам предстоит выяснить качество тех переводов, через посредство которых западноевропейские читатели знакомились с творчеством Гончарова, оценить научный уровень посвященной ему на Западе исследовательской литературы. И, наконец, в-четвертых, нам необходимо ответить на вопрос, является ли деятельность Гончарова вкладом в развитие мировой литературы.

Часто бывая на западноевропейских курортах, Гончаров хорошо знал цену аристократии, которая задавала там тон. Примечательно определение, данное им Трувилю: «...место модное, где собираются и купаются обезьяны из большого света...»3. Еще более резко отзывается Гончаров о немецком курорте: «В Баден-Баден едва ли попаду. Он что-то похож на развратную станцию, на какое-то европейское распутие, куда официальным долгом считает ползти все известное, богатое, как идут в открытый всем салон. Пусть в этом салоне и Рембрандт висит, и поется или играется великая музыка, а все-таки с этим вместе лезут в душу впечатления, одно другого пошлее и оскорбительнее»4.

Гончаров не был апологетом буржуазного Запада, как, впрочем, не был согласен со славянофильским отрицанием европейской культуры. Он любил и ценил передовое искусство Запада, которое хорошо знал, В своих произведениях Гончаров не раз говорил о явлениях этого классического искусства — о музыке, скульптуре и особенно живописи — испанской, фламандской, итальянской, которую он ценил особенно высоко: мадонну Рафаэля, например, он оценивал как «самую тонкую, самую грациозную и нежнейшую идеализацию лучшего из человеческих чувств» (СП, 240).

Еще больше внимания уделял Гончаров классикам мировой литературы, которых он внимательно изучал со времен детства. Его статьи и произведения полны внимания к Гомеру (его Гончаров особенно любил), к Шекспиру, Сервантесу, Вальтеру Скотту, которого Гончаров, по его собственному признанию,

409

внимательно изучал в 30-е годы. Из писателей нового времени Гончаров больше других ценил Гете, Бальзака, отчасти Ж. Санд. Из английских писателей он особенно любил Диккенса: «...какая громадная фигура. И как это у Тургенева поворотилось перо, в предисловии к “Даче на Рейне”, поставить подле этой колоссальной фигуры фигурку Ауэрбаха. Тот весь художник с головы до ног, а это — резонер с претензией!» (из письма к С.А. Никитенко, 1869).

Высоко ценя корифеев западноевропейской литературы, Гончаров в то же время сурово критиковал эпигонов европейского реализма и писателей-натуралистов, особенно расплодившихся в 60-70-е годы прошлого века. Объектом его резкой критики был Скриб. «...Скриб, — замечает Гончаров в письме к Писемскому, — писал и хватал налету эфемерные явления французской жизни тридцатых годов, что было возможно при совершенной свободе печати и при необыкновенном знании сцены. Но и то, что осталось нам от Скриба? Никто не помнит ни одного лица его, ни одного события»5.

Отрицательно относился Гончаров и к немецкому писателю Ауэрбаху. Не опубликованное еще письмо Гончарова к С.А. Никитенко от 18 сентября 1870 г. содержит такую развернутую характеристику романа Ауэрбаха «Дача на Рейне»:

«Говоря о “Даче на Рейне”, я был строг, потому что у автора много силы. Может быть, я ошибаюсь, но он, кажется, взял или, по выражению предисловия, “захватил” раму. Даже такой обширный род искусства, как роман, намерен захватывать ценой жизни и умственной, и нравственной, и социальной, и политической, и придворной — и т. д. и притом целого общества в известную эпоху. Нужно искусство гения, чтобы около героев сгруппировались толпой живые лица, с отражением всех фокусов жизни: что-нибудь одно одолеет, а прочее должно быть в тени. Свет искусства не распределяется ровно на всех; от этого в той куче лиц ярки только Зонненкамп, даже еще одно-два лица — они и нарисованы. Ауэрбах не строгий художник: он больше мыслитель — и это почти убивает в нем художника. Этот перевес мысли над формой художественной много вредил и другому сильнейшему таланту, именно Бальзаку. А другие лица просто рассказаны или досказаны. Есть такие громадные картины в живописи: например, “Взятие Арабской Смады” Ораса Берне, в Версальской галлерее (ах, уцелеет ли эта галлерея!); там представлен момент поражения и бегства целого племени. Все ярко, верно, жизненно. Но кисть только и изображает один момент — неподвижный, не заботясь ни о предшествовавшем, ни о будущем. Тут ее границы, во времени. А искусство слова должно сказать, что было и что будет. Талант и изобразит этих людей, их дальнейшую участь, под влиянием

410

одного события, чувства, ощущения. А если он будет потом изображать, что сложилось еще далее, как растворялась жизнь всех вообще и каждого в особенности, и при других стремлениях, атмосфере — затем нарисует третий фазис, опять-таки под другими давлениями или лучами чувства и т. д. — будет уже другой и третий роман и т. д. Словом, Ауэрбах захватил слишком много, как будто целый департамент работал этот роман. От этого он носит следы страшной торопливости; автор как будто боится не досказать того, другого, обойти тот или этот вопрос. Местами я читал “Дачу на Рейне” с интересом, местами со скукой — а в заключение мне сделалось очень, очень грустно».

Письмо это касается не только Ауэрбаха, но и ряда теоретических проблем, всегда интересовавших Гончарова. В нем особенно подчеркнута мысль о преимуществах литературного изображения перед живописью. Говоря о том, что Ауэрбах «захватил слишком много», Гончаров вероятно сознавал такую особенность письма и у себя (именно такой упрек делал ему в свое время Белинский). Однако вина Ауэрбаха (как и Скриба!) в «страшной торопливости», в том, что он гонится за «вопросами» в ущерб полноте художественного изображения. По-эстетски звучащий тезис о том, что Ауэрбах «больше мыслитель — и это почти убивает в нем художника», — очень характерен для взглядов Гончарова 70-80-х годов, не говоря уже о совершенно неверном суждении о Бальзаке.

Еще более беспощаден Гончаров к таким последовательницам Жорж Санд, как Андре Лео6, заявляя, что «барыня эта... пишет скучно и вяло — это прежде всего, так что наша Хвощинская заткнет ее за пояс» (С.А. Никитенко, 25 мая 1869 г.). «Дочитал я, наконец, до конца рекомендованный Вами роман г-жи Andr? L?o «Mariage scandaleux» — ах, какая это посредственность! Талант у ней маленький, да еще она вздумала итти по следам George Sand. Любовь к мужику, в каком бы выгодном идиллическом или пасторальном свете не была представлена, всегда будет натяжкой. Он честен, прямодушен, близок к природе, но ведь много таких и не между мужиками, скорее между последними это — исключение. Я понимаю, что можно иметь каприз, так называемую страсть — к такой личности, так как страсть не разбирает чинов и разрядов, хотя и страсть попятится от грубых рук, лопатой раскапывающих навоз; но я понимаю такую страсть, как случайность, а ведь эти госпожи хотят возвести это в принцип. И посмотрите, какие фокусы употребляет эта барыня, чтоб как-нибудь оправдать свою натяжку: беспрестанно упоминает, что он моет руки, да смотрит в книги — в уста его красавица вложила наставительную фразу, что надо учиться и говорить языком получше. Решила

411

бы дело просто, что вот — мол — барышни обе дошли до того, что им с родителями нечего было есть, не во что было одеться и некуда было носа высунуть, и что весь век в крестьянской среде; одной из них приглянулся красивый мужичок (от которого и другие были в восторге), и она не погнушалась выйти за него замуж. “Что может случиться?” — скажет снисходительный читатель: это не беда, что она выбрала честного крестьянина, когда около нее не было порядочного человека из круга повыше. Дядя у ней — кулак-помещик, жена его тоже жадная барыня, кузина — кукла, дура-барышня, а жених ее — кроме волокитства ничего не умеет делать. Пять человек никуда негодных из круга повыше, конечно, не устоят в сравнении с целым селом мужиков, между которыми один нашелся честный. Авторша набрала из порядочного круга — пятерых дряней, неразвитых, далеко отстоящих от развития вершин образования и воспитания — что же она хотела доказать? Я даже не понимаю. У ней одно хорошо — это уважение к семейным узам домашней жизни, а остальное все нестерпимо скучно. За что же это Вы осудили меня читать эту фальшивую идиллию»7.

В этом отзыве отражается весь Гончаров. Глубоко неверно отзывающееся снобизмом пренебрежение Гончарова к «мужицкой» теме, которую он считает стоящей ниже искусства. В письме Гончарова налицо и пристрастно-недоброжелательное отношение к— самим «мужикам», которым он почти отказывает в честности. И в то же время в этом отзыве любопытен протест против того, чтобы «барыни» идеализировали «мужиков». Гончаров рассматривает это как эпигонское подражание жорж-сандизму, как «пастораль» или «фальшивую идиллию». Сентиментальной тенденции романистки он противопоставляет объективную логику фактов, как она ему представляется.

В своем письме к С.А. Никитенко от 24 июля 1869 г. Гончаров дает интересную характеристику другого произведения Андре Лео «Aline Ali». «Госпожа Лео — пансёрка, мыслительница; но для этого ей недостает множества знаний, опор, от этого она и шатается на своих основах. Художественность помогла бы лучше ее делу, если бы она верно и жизненно умела изобразить кистью и осветить огнем искусства ее глубины, до которых не достигает мыслию, но у нее, увы, почти никакого таланта. Она пишет скучно, вяло, ее читаешь с трудом». Героиня, которая «далеко зашла», отказалась «от своей природы женщины», не возбуждает в авторе «Обрыва» никаких симпатий: «Учение ее, если бы оно могло быть исполнено (к счастью человечества, это невозможно), было бы развратом, растлением ума и сердца, духа человеческого, горшим, нежели разврат тела, на который она справедливо жалуется. Это женщина, развившая в себе мечту гордости до сладострастия и принесшая

412

ей в жертву все прочие человеческие права и обязанности, даже свое и чужое счастье, даже свою женскую и вообще человеческую природу! Это — сумасшедшая, и книга ее — опасная книга! В ней есть честные, прекрасные страницы, где она энергически восстает против мужского разврата и т. п., против грубого господства и т. п. — Но тут какая односторонность, поверхностность, какое невежество во всех сторонах жизни, знания, опыта!»8. В этих суждениях Гончарова по женскому вопросу чувствуется та резко-консервативная тенденция, которая еще недавно с такой отчетливостью проявилась в «Обрыве».

Еще более резкому — и на этот раз более справедливому — осуждению подвергся в письмах и статьях Гончарова французский натурализм. В 80-х годах, посылая А.Ф. Кони номер французской газеты, где был напечатан отрывок из романа Золя «Земля», Гончаров с негодованием писал своему другу: «Zola дошел до геркулесовых столбов поэзии хлева и свинства. С его талантом и отвагой возможно, что он пойдет далее и откроет еще какую-нибудь Америку скотской пакости». Возвращая А.Ф. Кони книгу Золя, Гончаров заявляет: «...она на месте только на столе медика и судебного следователя. Что это за гадость... такая книга может поселить отвращение к разврату у самого развращенного человека»9.

По утверждению С.Ф. Либровича, Гончаров в 70-х годах чуть ли не «увлекался Флобером, зачитывался произведениями этого писателя, предпочитая их всем другим»10. Можно сомневаться в достоверности этого свидетельства: как раз в 70-х годах в своем памфлете «Необыкновенная история» (Либровичу, впрочем, неизвестном) Гончаров называл лучший роман Флобера «Госпожа Бовари» — «скучным» (НИ, 81), а самого Флобера — склонным к «эффектам» и вычурности (НИ, 85), писателем, значение которого Тургенев «стремился раздуть... и у нас, и во Франции» (НИ, 89).

Наконец, именно к Флоберу относятся слова Гончарова о том, что техника «...никогда не прикроет собою и не выполнит отсутствия идей, серьезного и глубокого взгляда на жизнь и вообще скудости содержания... Как доказательство бессилия одной техники (без содержания) укажу два новые романа, недавно попавшиеся мне под руку: один посмертный, прославленного (бог знает за что) Гюстава Флобера “Bouvard et Pecuchet”, а другой весьма читаемого во Франции, и у нас тоже, последователя Эмиля Золя, Huysmans «En m?nage». Техника доведена до изумительной верности рисунка, реальной мелочности описаний: видишь какую-нибудь комнату, сад, дорогу, избу, фигуру человека или животного — глазами, перед собой, слышишь, кажется, даже интонацию голоса в разговоре, и между тем все-таки более 20 страниц ни той, ни другой книги

413

прочесть нельзя! Нет мысли, нет цемента, никакого света и тепла! Пустота во всем этом — такая же, как пустота в головах авторов!» (СП, 327).

Нельзя не признать, что этот отзыв Гончарова несправедлив в отношении Флобера; однако он безусловно справедлив в отношении натурализма как литературного направления.

Еще более резкой критике подвергся в письме к С.А. Никитенко от 13 июля 1869 г. один из рядовых представителей французского натурализма. Пробовал читать новую книгу Arsene Houssaye “Les grandes dames et les parisiennes”. Ах, какой Ноздрев — этот Гуссе! Между тем он — яркая звезда в литературе! И талант у него... Нет, это не талант, это талантливая болтовня, а не творчество, это фальшивый, парадоксальный ум и беглое перо, черпающее житейские и другие истины с асфальтового тротуара итальянского бульвара. Но как в жар ноги прилипают к асфальту, так и эти писатели прилипают к бульварной жизни и не отрываются от нее. Они — французские писатели — рисуют не жизнь, а бульвар, не людей, а те куклы, которые выставлены у парикмахеров. Его grandes dames — самые гнусные кокотки — и только кокотки, без всякого женского признака, кроме юбки и чужих волос. Это гнусно, фальшиво, противно, нахально — этот бульварный ум, бульварные страсти, бульварное творчество! Крестовский с своими трущобами — гений и колосс перед этими паршивыми болтунами. Этот Гуссе в пяти томах воздвигнул целый Олимп, огромный храм — для кокоток. Разденьте, вымойте их, велите им молчать — и Вы не будете знать, к какой породе животных отнести их. Это — новый род (неразб. — А. Ц.) обезьян, словом Гуссе с братией создали целую эпопею для всех камелий и потерянных женщин — из которых ни одна не узнает в них себя, потому что они не умели списать истины, а начертали такие грязные идеалы их, что я думаю — и эти госпожи не согласятся принять на свой счет! А что за хлыщ — этот Парис этого гарема ? la Houssaye. Давно я не видал книги безобразнее, да едва ли есть! Французская бездарность и тупость чутья к истине высказались до геркулесовых столбов!»

У Гончарова нет отзыва, который отличался бы б?льшим сарказмом, да и вообще в литературе о натурализме отзыв этот один из самых беспощадных. Разумеется, Щедрин охарактеризовал это направление несравненно острее (см. его очерки «За рубежом»). Нужно учесть здесь, что Гончаров писал не очерки, а только частное письмо к одному из своих друзей. К тому же письмо это предшествует по времени щедринским очеркам. Характерно, однако, что Гончаров совершенно сошелся с величайшим русским сатириком в отрицании «животной» (бестиальной», как скажет Щедрин) сущности натурализма.

414

В нем, как и в Щедрине, клокочет презрение к этому «искусству», «прилипшему» к «расплавленному асфальту парижских бульваров», к «искусству», лишенному сколько-нибудь прогрессивных идеалов и отражающему в себе цинизм французской буржуазии. Не следует обманываться концовкой приведенной выше цитаты. Гончаров говорит здесь, конечно, не о передовой Франции, породившей Бальзака и Стендаля, а именно о буржуазной Франции второй половины XIX в., где не было уже и грана прежнего реализма.

2

Известность Гончарова за границей никогда не была столь велика, как известность Тургенева, Л. Толстого, Достоевского, Чехова и Горького. Его переводили меньше и далеко не на все языки Западной Европы. Первым из произведений Гончарова переведен был «Обломов», вышедший на чешском языке в Праге уже в 1861 г. При жизни Гончарова этот роман появился в девяти изданиях — на чешском (1861), немецком (три издания — 1868, 1885 и 1887 гг.), французском (два издания —1877 и 1886 гг.), шведском (1887), финском (1887) и голландском (1887) языках. Реже переводилась «Обыкновенная история» — на языки чешский (1872), болгарский (1874), датский (1877), немецкий (1885) и французский (1887). Еще меньше известен был западноевропейским читателям «Обрыв»: после совершенно неудовлетворительного переложения романа в бельгийской газете «Ind?pendance belge» роман вышел в свет на французском (1886) и немецком (1887) языках. «Фрегат Паллада» при жизни Гончарова не появлялся за границей ни разу.

В этом перечне переводов обращает на себя внимание их датировка. В большей своей части издания эти появились в свет в середине 80-х годов (в одном 1887 г. — четыре издания «Обломова»!), то-есть как раз в ту пору, когда переводы произведений русской литературы стали принимать систематический характер. Впрочем Гончарова переводили крайне неравномерно: на английском языке, например, при жизни своей Гончаров известен не был: первый английский перевод «Обыкновенной истории» появился в свет в 1894 г. Сравнительно с другими странами Гончаровым больше интересовалась Скандинавия. Особенно велик был интерес к его творчеству у славянского читателя — чехословацкого, болгарского.

Шестнадцать прижизненных изданий на девяти иностранных языках — не много для такого писателя, как Гончаров. Нужно, однако, заметить, что дело не только в количестве переводов, но и в их качестве. Говоря о мировой известности того или иного русского писателя, мы часто упускаем из виду эту

415

сторону дела, несмотря на ее чрезвычайную важность. Датский переводчик Гончарова Ганзен (о котором мы еще будем говорить далее особо) недаром сообщил ему о ряде поистине анекдотических искажений, которые допускались при переводе русских классиков даже такими авторитетными, казалось бы, переводчиками, как Боденштедт. «Так, например, в “Песне об Иване Васильевиче” у Бодена “Haben sie schon Thee getrunken”, а в оригинале: “Чай забегались, заигралися” и раньше “Meine freuchten Knochen wascht der Regen ab”, где я усомнился, чтобы Лермонтов мог написать подобное пустословие. Проверив с оригиналом, я нашел: “Мои кости сирые дождем вымоет”, и сообразив, что слово “сирые” должно иметь тесную связь с “сиротой”, я и понял смысл автора. Из немецкого перевода “Обломова” я мог бы представить Вам целый список подобных ошибок»11.

Можно себе представить, как расхолаживающе действовали такие сообщения на Гончарова. Мнительный, видящий всюду злую руку Тургенева, якобы стремившегося затруднить его романам проникновение за границу (см., напр., НИ, 39). Гончаров сталкивается со случаями самого бесцеремонного искажения переводчиками его текста. С «Обрывом» дошло до того, что французский переводчик Эйжен Готи вовсе вычеркнул первую часть гончаровского романа и, сократив все дальнейшее повествование, сконцентрировал его вокруг Волохова, выпятив тем самым антинигилистическую тенденцию: «Обрыв» недаром назван был его переводчиком «Marc le nihiliste». И это было еще «прогрессом» по сравнению с «Ind?pendance belge», которая придала «Обрыву» фривольное заглавие «Любовная ошибка бабушки» («La faute de la grande m?re»)12.

Другие случаи были, повидимому, не так криминальны, но только потому, что наглость там не так бросалась в глаза. Они-то особенно и волновали романиста. 4 августа 1877 г. П.В. Анненков сообщал Стасюлевичу: «Видел Гончарова... у него новая беда: какой-то господин перевел на французский язык “Обломова”, но только первую часть его, говоря, что она лучшая, а остальные могут быть рассказаны — и рассказал действительно. Можете себе представить, что сделалось с автором? Он написал переводчику образцово-ядовитое письмо, в котором гнев и презрение подняли даже стиль до высоты французского chef d’oeuvre»13.

Упомянутое письмо до нас не дошло, однако Гончаров изложил этот эпизод в «Необыкновенной истории» : «... в этой первой части заключается только введение, пролог к роману, комические сцены Обломова с Захаром — и только, а романа нет! Ни Ольги, ни дальнейшего развития характера Обломова. Остальные три части не переведены, а эта первая часть выдана за отдельное сочинение, какое нахальство!.. Я отвечал этому

416

Шарлю Делен... что если я и дал 18 лет назад... право переводить Обломова, то, конечно, не на отрывок, а на перевод целого романа, что он перевел только пролог или введение, а не самый роман, и тем испортил последний в глазах французской публики. Наконец, это право было дано его товарищу, знавшему по-русски, а не ему одному, и, особенно, я не давал права ставить на1-й части надпись: tous droits reserv?s — и таким образом запрещать переводить другим. Все это мог только сделать, прибавил я, злой и завистливый соперник, который мог внушить такую мысль ему, Шарлю Делен, а он привел ее в исполнение, не думая мне сделать вред...» (НИ, 164-165).

Перевод этот, равно как и вступительная заметка Делена вполне объясняют собою негодование русского романиста. Появление «натуральной школы» в России объясняется там... влиянием теории Гегеля и романами Бальзака, Жорж Санд, Диккенса и Теккерея! Автор «Обломова» аттестуется «первоклассным стилистом и мастером рисунка», а его книга — «наиболее точным документом о русском национальном характере», обусловленном как климатом и нравами, так и государственным устройством России. «Обломовщина» для Делена это обозначение мечтательной лени, свойственной русскому темпераменту!

Высказав это клеветническое утверждение, французский переводчик принимается за оправдание своего предприятия. Сначала он и его собрат по работе хотели перевести «Обломова» целиком. Но, увы, в нем было бы целых два тома, и они побоялись, как бы кусок этот не превысил собою читательский аппетит. А тут как раз первая часть, которая могла быть озаглавлена: «День Обломова» — герой ведь целиком проводит его на диване в своей спальне. Делен и не думает информировать своих французских читателей о том, как в дальнейшем разовьется сюжет романа: судя по его фразе, что «во второй части романа герой попытается действовать», он едва ли даже твердо знал текст «Обломова»! Первую часть он аттестует как «лучшую», конечно, никак это не подкрепляя доказательствами. Упомянув о просьбе проснувшегося Обломова дать ему квасу, Делен изобретает такой конец романа: «Обломов осушил большой стакан кваса залпом и, будучи, таким образом, пробужден, он решил одеваться и начать в 4 с половиной часа вечера (!) свой день».

Перевод этот вызвал резко-отрицательную оценку Теодора де Визева, писавшего: «Бельгиец, объявивший в предисловии, что он не знает по-русски, не знает даже и по-французски. Он перевел первые главы “Обломова”, не потрудившись даже обозначить, что роман на этом не остановился. Представьте себе русского писателя, который решился бы представить первые

417

главы “Кузины Бетты” в качестве всего бальзаковского романа»14. Тем не менее в 1886 г. эта книга была переиздана в том же виде! При жизни Гончарова французский читатель не был знаком с «Обломовым» целиком.

Умудренный этим горьким опытом, Гончаров вообще перестал доверять своим переводчикам. 4 июля 1869 г. он писал С.А. Никитенко:

«Стасюлевич вчера указал мне в окне книжной лавки немецкий перевод Обломова, только что вышедший в свет. Я терпеть не могу видеть себя переведенным: я пишу для русских и мне вовсе не льстит внимание иностранцев. С Германией нет конвенции, а то бы я не позволил»15. В том же духе он писал ей же: «Какая-то госпожа Чесных (должно быть Чеснокова по-русски, богемка, должно быть)... на днях обратилась ко мне с просьбой разрешить ей перевод на немецкий язык сочинения моего “Обрыва” и требует письменного ответа. Я не желал бы перевода и не желал бы тоже быть невежливым против нее, а писать к ней не могу, не зная, не только кто она, но даже есть ли такая госпожа на свете, или это письмо просто мистификация. Я так напуган, расстроен, болен — везде вижу зло, вред, несчастье — и тут мне кажется, что эта госпожа, переводчица — себе на уме; что потом явится немецкий критик — тоже себе на уме — или еще снится что-то и хуже того. Словом, какая-то глубоко изрытая яма! Это все конечно от того, что болен я, как видите! Просьба моя к Вам заключается в том, чтоб побывать у нее и сказать ей о том, как я не люблю, чтоб меня переводили, и что я никому на переводы согласия не даю, чтобы она извинила меня за отказ, который я делаю всем, и, между прочим, недавно обратившемуся ко мне французу. А если уж она очень хочет переводить что-нибудь, то пусть переводит “Войну и мир” графа Толстого...»16

Гончаров убежден был в том, что как бы ни был прекрасен перевод, «надо читать вещь в оригинале... Язык — огромная разница, почти бездна, разделяющая автора от читателя».

Правда, в других случаях он был снисходительнее. Дипломант Дерптского университета Вениамин Кордт в почтительных выражениях просил разрешить ему перевести на немецкий язык «Литературный вечер» и тем самым сделать его доступным для той части читающей немецкой публики, «которая в последнее время проявляет все больше и больше интереса к русской литературе». Гончаров ответил Кордту, что «в случаях, когда ко мне обращались за разрешением перевести на иностранные языки то или другое из моих сочинений, я всегда отказывался

418

от права разрешать или не разрешать, считая это с своей стороны нескромным и предоставляя г. г. переводчикам действовать по своей воле»17.

В XX столетии качество переводов произведений Гончарова несколько повысилось — назовем, например, вышедший 15 лет тому назад словенский перевод «Обломова»18. Однако в большинстве случаев переводы все же оставляют желать лучшего, поскольку переводчики нередко сокращают классический текст, переделывая на свой лад отдельные его пассажи. Таковы, например, итальянские переводы. Роман «Обыкновенная история» был переведен на этот язык Валдари под названием «Solita storia»; «Обрыв» — профессором Вердинуа под названием «Burrone» (Милан, 1924; переиздано там же в 1930 г.). Несмотря на то, что сам переводчик расточал своему труду неумеренные похвалы, указывая, в частности, на его полноту, мы с ним никак не можем согласиться. Из второй части «Обрыва» Вердинуа удалил замечательную картину города, расстилающегося у ног Райского, последующие его размышления о страсти. В оригинале Вера появляется в 16-й главе второй части, у Вердинуа — уже в 13-й. Переводчик опустил далее замечательное по своей поэтичности сравнение головы бабушки со снежной вершиной в Альпах.

Как курьез, должно быть отмечено то, что переводчик не выдерживает благородного по своей сдержанности тона Гончарова. Там, где в «Обрыве» написано: «Она была у него в объятиях. Поцелуй его зажал ее вопль"— переводчик пишет «в яростных объятиях» и «горячий поцелуй». У Гончарова Волохов просто поднял Веру, Вердинуа вставляет шаблонное сравнение: «поднял ее, как пушинку», и т. д. И в то же самое время снята столь характерная для Гончарова фраза: «Боже, прости ее, что она обернулась!» Еще раньше: «Марк, прощай! воскликнула она — и сама испугалась собственного голоса, так много было в нем тоски и отчаяния». Эта проникновенная гамма эмоций Веры никак не была передана в переводе: «Прощай, Марк, воскликнула она с отчаянием в голосе» («Addio, Marco! grida ella con voce disperata»).

3

Если переводчики Гончарова сравнительно слабо знакомили зарубежного читателя с произведениями этого романиста, то и зарубежная критика изучала его мало и несистематически. Французский литературовед Курьер поставил его сочинения много ниже тургеневских, чем и вызвал кровную обиду Гончарова, особенно полно выраженную им в «Необыкновенной истории».

419

Плохо знакомые с творчеством автора «Обломова», зарубежные журналы коверкали даже его фамилию: так, в некрологе английского журнала «Atheneum» романист назван был... Гучаровым! Книга Мельхиора де Вогюэ «Русский роман», где обстоятельно (хотя и не глубоко) анализировалось творчество Тургенева и Толстого, Гончарова попросту обошла молчанием. Правда, характеристике творчества Гончарова посвятил несколько своих статей немецкий критик Е. Цабель, однако сказанное им не блистало оригинальностью. Еще менее значима работа Минцлова «Beitrage zur Kenntniss der poetischen und wissenschaftlichen Literaturen Russlands» (Berlin, 1854)19.

Одна из примечательных характеристик Гончарова содержится в уже упоминавшейся выше книге Теодора де Визев?, а именно в его этюде, первоначально появившемся в «Revue bleue» в октябре 1891 г. Визева отмечает, что Гончаров принадлежит к тем величайшим русским романистам, с которыми забыли ознакомить французскую публику. Он рассказывает о своей просьбе разрешить ему перевод произведений Гончарова, на которую русский романист отвечал неожиданным для Визев? отказом. «Мои сочинения, — писал ему Гончаров, — состарились, как и я сам; попытка представить их или меня более молодыми была бы тщеславием, от которого я стараюсь быть подальше. Вот почему я всеми силами старался помешать новому изданию моих сочинений у себя на родине; и мне было бы прискорбно узнать, что в какой-либо чужой стране находятся люди, желающие выкапывать из могилы эти отжившие вещи...»

Визева изображает Гончарова «мудрецом», который «порвал почти все свои связи с миром». После «Обрыва» он якобы не опубликовал ни строки, отказавшись даже обнародовать свои воспоминания. Талант его, «менее философский, нежели у Толстого, и менее поэтический, нежели у Тургенева», в то же время более глубок и способен к наблюдению. Его три романа в совокупности составляют такое же совершенное единство, каким является, например, «Человеческая комедия» Бальзака. Признавая их шедеврами морально-психологического анализа, Визева, однако, отказывался анализировать переживания героев Гончарова: они казались ему странными и непонятными20.

В 1914 г. в Париже появилась монография Андре Мазона «Une ma?tre du roman russe, Ivan Gontscharov», докторская диссертация, в основу которой положен был большой материал, по преимуществу биографического и архивного характера. В этой книге Мазон попытался исследовать путь духовного и литературного развития романиста, притом не только в аспекте отражения субъективных переживаний Гончарова в его произведениях (как в книге Ляцкого, методу которого французский

420

исследователь впрочем сильно сочувствовал). Работе Мазона присущи многочисленные недостатки. Главы ее, посвященные отдельным произведениям Гончарова, изобилуют множеством пересказов содержания. Французский исследователь недостаточно ориентируется в борьбе различных групп вокруг романов Гончарова и особенно в общественно-политических предпосылках этой борьбы. Чрезвычайно слабо поэтому охарактеризован им «Обрыв», который Мазон презрительно третирует, рассматривая его чуть ли не как «грех старости». Критическая литература о Гончарове охарактеризована этим исследователем лишь в самой незначительной своей части, причем отзывам других писателей (например Тургенева) и личным взаимоотношениям с ними Гончарова в книге уделено непомерно большое место.

Общественно-политические взгляды Гончарова Мазон характеризует как резко-умеренные, чуть ли не «октябристские». Это неверное утверждение базируется на полном непонимании Мазоном связей Гончарова с прогрессивной общественностью 40-50-х годов (характерно, что основополагающим суждениям Добролюбова — об «Обломове» посвящена всего лишь одна страница текста, притом чисто информационного характера).

Глава «Влияния» показывает сильнейшую зависимость Мазона от глубоко порочного метода сравнительно-исторической, компаративистской школы. Гончаров представлен здесь как пассивный объект множества влияний, преимущественно французской литературы. Кто только — по утверждениям Мазона — не влиял на Гончарова — и Жанен, и Дроз, и Сю. В своем стремлении объявить русского романиста прилежным последователем этих зарубежных «учителей», Мазон доходит до абсурда. Он готов, например, доказывать, что на сюжет «Обломова» Гончарова натолкнуло... чтение романа Евгения Сю «Лень», полностью игнорируя действительный источник «Обломова» — русскую крепостническую действительность.

Мазон не преминул прибегнуть в своей книге к подлой клевете на русский народ. Он доказывал, что образ Обломова представляет собою «этнический тип» и что «обломовщина» — это национально-русская болезнь. С ученым видом знатока пытается Мазон обнаружить корни этой «болезни», находя их прежде всего в... суровом климате России, обрекающем русскую нацию на бездействие в течение большей части года21. Под маской «ученого» глубокомыслия здесь скрывалась злобная клевета: Мазон пытался приписать русскому народу те черты паразитической психологии, которые были характерны исключительно для господствующих классов феодально-крепостнической России.

421

Таков этот наиболее «солидный» в зарубежном литературоведении «труд» о Гончарове. Он свидетельствует о том, с какой последовательностью буржуазная «наука» извращала творческий облик одного из самых замечательных мастеров классической русской прозы.

4

Имеют ли произведения Гончарова лишь национальное значение или же можно говорить об их всемирном значении, об известном вкладе русского романиста в развитие мировой литературы? Начнем рассмотрение этого вопроса с очерков кругосветного путешествия Гончарова «Фрегат Паллада». Они представляют собою великолепную по своей реалистической полноте картину жизни ряда стран в период развития промышленного капитализма, картину, равной которой нет ни в русской, ни в западноевропейских литературах. Значение «Фрегата Паллада» тем более примечательно, что русский писатель отнесся в нем к капитализму критически, подвергнув резкому осуждению погоню за наживой, составляющую одно из отличительных свойств международной буржуазии.

Очерки Гончарова могут служить прекрасной иллюстрацией к замечательной характеристике буржуазии Марксом и Энгельсом: «Всюду, где она достигла господства, буржуазия разрушила все феодальные, патриархальные, идиллические отношения. Безжалостно разорвала она пестрые феодальные нити, связывавшие человека с его наследственными повелителями, и не оставила между людьми никакой связи, кроме голого интереса, бессердечного чистогана. В холодной воле эгоистического расчета потопила она священный порыв набожной мечтательности, рыцарского воодушевления и мещанской сентиментальности. Она превратила в меновую стоимость личное достоинство человека и на место бесчисленного множества видов благоприобретенной и патентованной свободы поставила одну беззастенчивую свободу торговли»22.

Гончаров создал во «Фрегате Паллада» такие картины, которые объективно, в силу их реалистической правдивости, подтверждали эту классическую характеристику. Припомним картину жизни Лондона, в частности — английской столичной буржуазии, или то, что Гончаров говорил о ввозе Англией опиума в Китай, или же нарисованную им с таким искусством картину распада «патриархальных, идиллических отношений» на Ликейских островах. «Фрегат Паллада» содержит в себе художественно-образную иллюстрацию к замечаниям Маркса и Энгельса, о «глубоком лицемерии и варварстве» буржуазной

422

цивилизации, особенно обнаженно выступающих в колониях, где буржуазия “ходит неприкрытой”»23.

«Очерки путешествия» Гончарова содержат в себе образ буржуа-колонизатора, который «в таком реалистическом виде никем до Гончарова не был показан не только в русской литературе, но и в мировой»24.

Широта проблематики и прогрессивность идей, эпическая полнота изображения, красочность пейзажа, непринужденность повествования, тонкий юмор — все эти достоинства «Фрегата Паллада» делают его одним из совершеннейших образцов описаний кругосветных путешествий.

Перейдем к романам Гончарова. В архиве Института русской литературы Академии Наук СССР хранятся очень интересные письма П.Э. Ганзена к Гончарову. Этот датчанин занялся в конце 70-х годов переводом на русский язык сочинений Ибсена и переводом с русского «Обыкновенной истории», а затем и «Обломова». Первый из них вышел в свет в Копенгагене в 1877 г.

Гончаров писал о переводах Ганзена М.М. Стасюлевичу, прося его «поддержать энергичного датчанина, выучившегося по-русски и переводящего с русского на датский язык и обратно»25.

В неопубликованном письме к А.А. Толстой от 11 июня 1878 г. Гончаров не без юмора сообщал о том, как Ганзен ему «месяца три тому назад прислал изящный томик, напечатанный в Копенгагене: это был перевод моего романа “Обыкновенная история” на датский язык. Я мог только полюбоваться бумагой, шрифтом, пожалуй, понюхать книгу, что, кажется, и сделал, но ни слова уразуметь не мог».

Ганзен писал романисту, что «“Обыкновенная история” очень понравилась в Дании, и можно надеяться, что в недалеком будущем потребуется новое издание». Рассказывая о своем знакомстве с оригиналом этого романа (Ганзен служил в это время в Омске на телеграфе и хорошо изучил русский язык), Ганзен восторженно признавался:

«Я встретил в “Обыкновенной истории” столько знакомого, старого, пережитого в моей юности, что сейчас почувствовал живейшую симпатию к ее автору. Вслед за тем прочитав “Обломова”, я еще более увлекся и с жадностью занялся литературой, имеющей таких представителей. Но я скоро убедился, что начал знакомство с наилучшего. В числе романов и повестей я, исключая “Мертвые души” и “Преступление и наказание”, ничего не нашел, что бы даже приблизительно произвело на меня такое впечатление, как Ваши романы. Не только у Адуева и Райского, но даже в Обломове я нашел столько знакомого и старого, столько родного! Да, нечего скрывать, и

423

в нашей милой Дании есть много “обломовщины” и Ваш покорный слуга не один раз во время чтения слышал слова Пророка: “Ты есть сей человек”»26.

Подчеркнутые нами слова Ганзена лишний раз указывают на то, что значение романов Гончарова далеко выходит за пределы его родины.

Замечательно, что Ганзену вторил итальянский профессор Вердинуа, который в предисловии к сделанному им переводу «Обыкновенной истории» называл этот роман «художественным перлом», трактующим тему, близкую самим итальянцам и уже затронутую в итальянской литературе Джусти. Переводчик рекомендует Гончарова итальянскому читателю как «писателя, являющегося одновременно художником, поэтом и философом первостепенной силы, юмор которого отличается от диккенсовского тем, что имеет в своей основе грусть, минутой поднимается до трагедии, трогает вас, заставляет вас мыслить и оставляет в раздумье»27.

Проблема, поставленная в «Обыкновенной истории», в самом деле имела типическое значение для ряда европейских стран периода капитализма: в какой капиталистической стране «молодой человек» из привилегированной среды не испытывал подобной эволюции от романтики к жизненной трезвости, процесса утраты идеалов ради «карьеры и фортуны»?28.

«Всемирна» не только тематика первого романа Гончарова. А.Ф. Кони в свое время основательно указал на то, что «Обрыв» ставит другую тему мирового значения: еще в 60-х годах вопрос об отношении девушки к браку, «разработанный скандинавскими писателями и в особенности Бьернстерне Бьернсоном в его “Перчатке”, был поставлен в русской литературе... Гончаровым»29.

Всеобщим значением обладает и другая, проблема «Обрыва» — роль творческого труда в искусстве. В этом смысле «Обрыв» стоит в ряду таких важных произведений русской литературы, как «Портрет», отчасти «Анна Каренина», и вместе с ними в первом ряду произведений мировой литературы, трактовавших этот сюжет. История Райского с исключительной полнотой вскрывает жизненную драму художника, которому чуждо желание упорно трудиться и который поэтому остается дилетантом в искусстве.

Еще Писарев в своей ранней статье об «Обломове» указал на то, что «в этом романе разрешается обширная общечеловеческая психологическая задача...»30 Аналогичное утверждение высказал позднее П. Кропоткин, отмечавший, что «тип Обломова вовсе— не ограничивается пределами одной России; это универсальный тип — тип, созданный нашей современной цивилизацией, возникающий во всякой достаточной, само-

424

удовлетворенной среде. Обломов — консервативный тип; консервативный не в политическом смысле этого слова, но в смысле консерватизма благосостояния. Человек, достигший известной степени обеспеченности, избегает предпринимать что-нибудь новое... он предпочитает коснеть, ведя жизнь, лишенную истинных импульсов действительной жизни, из боязни, как бы подобные импульсы не нарушили спокойствие его чисто-растительного существования». И далее: «... обломовщину нельзя рассматривать как расовую болезнь. Она существует на обоих континентах и под всеми широтами»31.

«Обломовщина» антикапиталистична, она представляет собою известного рода реакцию против буржуазной деловитости и делячества. Она питается боязнью, которую известные классы и общественные слои испытывают перед ростом капитализма, стремлением их, если не повернуть вспять колесо истории, то, во всяком случае, укрыться от его неумолимого движения в тишину романтических утопий, реставрировать — хотя бы в мечтах — патриархальный уклад «доброго старого времени». Такие обломовского рода настроения свойственны были не одному только русскому дворянству, но и определенным кругам зарубежного мещанства. Особенно оно характерно было для тех стран, в которых процесс капитализации происходил несколько замедленно. Такими «провинциальными» и «захолустными» странами капиталистической Европы ХТХ в. были, например, Италия или Дания. Ганзен был прав: явление «обломовщины» было действительно типично для «нашей милой Дании».

Западноевропейская литература не раз обращалась к этому явлению — таковы, например, мотивы некоторых немецких романтиков, изображавших — пусть даже несколько сатирически — людей, мечтавших о сне, вкусной еде, безмятежном покое и довольстве. Таким человеком является в известной мере и ибсеновский Пер-Гюнт, половинчатый, бесхарактерный и трусливый в своем эгоизме. Черты обломовской паразитичности свойственны Микоберу («Давид Копперфильд» Диккенса) и актеру Делобелю из романа Доде «Фромон-младший и Рислер-старший». Следует указать также на то, что очень близкая к «обломовской» психология свойственна была рантьерской буржуазии конца XIX и начала XX века (косность и стремление которой к покою столь выразительно показаны, например, Мопассаном). Этот рантьерский паразитизм в сильнейшей степени сказался и в быту семей крупнейших по своей материальной состоятельности буржуа — богатый материал на этот счет дают нам произведения Драйзера, Голсуорси и пр. Таким образом характерные черты «обломовщины» во многом присущи и буржуазии эпохи империализма.

425

Не случайно, однако, ни один из западноевропейских писателей не создал полного реалистического образа «обломовщины». Это удалось осуществить только русскому писателю Гончарову. Последнее всецело объяснялось обстоятельствами русской жизни. В России передовая общественность вела с «обломовщиной» особенно настойчивую и непримиримую борьбу — «обломовщина» мешала неудержимому развитию русского народа, его героической борьбе за свое освобождение.

Образы Обломова и «обломовщины» тем самым утверждаются как образы подлинно мирового значения, как всемирные типы, подобные Гамлету, Дон-Кихоту и другим. Они воплощают в себе отрицание инерции и косности тем народом, который в настоящее время занимает ведущее место в авангарде всего прогрессивного человечества.

426



1 А.В. Дружинин. «Обломов» Гончарова. Соч., т. VII. СПб., 1865, с. 586.

2 Там же, с. 587.

3 Из письма к А.В. Никитенко, от 18 июля 1860 г., «Русская Старина», 1860, № 2, с. 27.

4 Из письма к И.С. Тургеневу от 27 февраля 1866 г. — Цит. по книге: И.А. Гончаров и И.С. Тургенев». Пг., 1923, с. 44.

5 «Новь», 1891, № 13-14, с. 44.

6 Андре Лео — псевдоним французской писательницы Леони Шансе, много печатавшейся в русских журналах 60-70-х годов. Ее произведениям давали сочувственную оценку П.Н. Ткачев (см. «Дело», 1868, № 4-5) и Д.И. Писарев (см. его статью «Романы Андре Лео». «Отечественные записки», 1868, № 1-2). О переводах Лео см. письма П.И. Вейнберга к Некрасову. «Литературное наследство», № 51-52, 1949, с. 180-181.

7 Письмо не опубликовано (Рукоп. отдел Ин-та рус. лит-ры АН СССР).

8 См. в тексте этой главы отзыв Гончарова о писательнице Андре Лео.

9 Письмо А.Ф. Кони от 19 августа 1880 г. (Рукоп. отдел. Ин-та рус. лит-ры АН СССР).

10 С.Ф. Либрович. На книжном посту, с. 169.

11 Из неопубликованного письма П.Б. Ганзена к Гончарову от 21 февраля 1878 г. (Рукоп. отдел. Ин-та рус. лит-ры АН СССР).

12 Впрочем, к последнему из этих фактов Гончаров отнесся с неожиданным спокойствием, заявив, что перевода в бельгийской газете он «не стал бы читать» (М.М. Стасюлевич и его современники в их переписке», т. IV, с. 66).

13 Там же, т. III, с. 347.

14 Th. de Wyzewa. Les ?crivains ?trangers. P., 1897, p. 218.

15 Письмо не опубликовано. Гончаров имеет здесь в виду перевод «Обломова» Б. Горского, вышедший в Лейпциге в 1868 г.

16 Из неопубликованного письма к С.А. Никитенко от 18 сентября 1870 г. (Рукоп. отдел. Ин-та рус. лит-ры АН СССР).

17 Письмо В. Кордта и ответ ему 16 мая 1881 г. не опубликованы: цитируются по оригиналам, хранящимся в Публичной библиотеке им. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде.

18 Ivan Alexandrovi? Gon?arow. Oblomow. Roman v stirich delih. 1935, Zalo?ba, Modractica v Ljubljani.

19 Касаясь «Обыкновенной истории», Минцлов бездоказательно утверждал, что интерес к повествованию Гончарова у читателей все время падал, что в произведении этом отсутствует художественность и историческая достоверность (см., напр., стр. 153 его книги).

20 Th. Wyzewa. Op. cit., p. 207, 209, 219, 210, 215, 214, 216. — Ответное письмо Гончарова к Визев? приведено было в заметке «Литературного вестника» 1901, т. II, № 6, с. 178-179.

486

21 Mazon A. Un ma?tre du roman russe. Ivan Gontscharov. P., 1914, p. 159.

22 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. V, 485.

23 Там же, т. IX, с. 367.

24 С.Д. Муравейский. И.А. Гончаров и его плавание на фрегате Паллада. Вступит. статья к изд. «Фрегата Паллада», Географиздат, М., 1950, с. 34.

25 См. письмо к Стасюлевичу от 30 мая 1878 г. «М.М. Стасюлевич и его современники», т. IV, с. 140-141.

26 Письмо от 21 февраля 1878 г. Курсив мой. В следующем своем письмо Ганзен указывает: «Хотя Вы и прибавляете, что не только не поощряли, но даже отговаривали от переводов Ваших романов, полагая, что они по своему национальному колориту не могут быть поняты за границей — но я, как иностранец, позволю себе по собственному опыту придерживаться того мнения, что ошибочный взгляд на них за границей только может происходить от ошибочной или неполной передачи их, как например в немецком переводе (Horsky) и “Обломова”, в французском переводе того же романа». В письме от 12 апреля 1879 г. Ганзен передает ряд отзывов датчан о романе «Обыкновенная история». Один из них заявил: «...все недавнее его прошедшее восстало перед ним и он сначала не верил, что книга написана 30 лет тому назад». Профессор Гаммерих, один из скандинавских литераторов, заявил, что в эволюции героя романа от фантазерства к практицизму «есть что-то общечеловеческое, как бы близко ни держалось описание к известному времени и известному народу».

27 Гр. Ш. Письмо из Италии. Гончаров, Короленко и Чехов в итальянском переводе. «Русские ведомости», 1909, № 135.

28 Гегель писал в своей «Эстетике» о молодых людях, бесплодно восстающих против существующего «порядка вещей». Борьба эта, — писал Гегель, — «кончается тем, что субъект обламывает себе рога, вплетается со своими желаниями и мнениями в существующие отношения и разумность мира, в его сцепления вещей, и приобретает себе в нем соответствующее местечко. Сколько бы тот или иной человек в свое время ни ссорился с миром, сколько бы его ни бросало из стороны в сторону, он в конце концов все же... делается таким же филистером, как и все прочие» (Гегель. Соч., т. XIII. М., 1940, с. 154). На этом рассуждении Гегеля лежит печать оппортунизма: буржуазный немецкий философ считал, что бунт недовольного «субъекта» обязательно должен закончиться его капитуляцией перед существующим «порядком вещей». Но по отношению к буржуазно-дворянской молодежи замечание Гегеля верно и оно лишний раз свидетельствует о глубокой реалистичности «Обыкновенной истории» Гончарова для буржуазно-дворянского общества.

29 А.Ф. Кони. На жизненном пути, т. II. СПб., 1912, с. 391.

30 Д.И. Писарев. Обломов. Соч., т. I, СПб., 1909, с. 78.

31 П. Кропоткин. Идеалы и действительность в русской литературе. СПб., 1907, с. 176.

487

 



Сайт существует при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ), проект № 08-04-12135в.



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Счетчик и проверка тИЦ и PR
Библиография
          Библиография И. А. Гончарова 1965–2010
          Описание библиотеки И.А.Гончарова
          Суперанский М.Ф. Каталог выставки...
Биография
          Биографические материалы
          Гончаров в воспоминаниях современников. Л., 1969.
               Анненков П.В. Шесть лет переписки...
               Барсов Н. И. Воспоминание об И. А. Гончарове
               Бибиков В. И. И. А. Гончаров
               Боборыкин П. Д. Творец "Обломова"
               Витвицкий Л. Н. Из воспоминаний об И. А. Гончарове
               Гнедич П.П. Из «Книги жизни»
               Гончарова Е.А. Воспоминания об И.А. Гончарове
               Григорович Д. В. Из "Литературных воспоминаний"
               К. Т. Современница о Гончарове
               Кирмалов М.В. Воспоминания об И.А. Гончарове
               Ковалевский П. М. Николай Алексеевич Некрасов
               Кони А.Ф. Иван Александрович Гончаров
               Кудринский Ф.А. К биографии И.А. Гончарова
               Купчинский И.А. Из воспоминаний об И.А. Гончарове
               Левенштейн Е.П. Воспоминания об И.А. Гончарове
               Либрович С.Ф. Из книги «На книжном посту»
               Никитенко А.В. Из «Дневника»
               Павлова С.В. Из воспоминаний
               Панаев И. И. Воспоминание о Белинском (Отрывки)
               Панаева А. Я. Из "Воспоминаний"
               Пантелеев Л. Ф. Из воспоминаний прошлого
               Плетнев А.П. Три встречи с Гончаровым
               Потанин Г. Н. Воспоминания об И. А. Гончарове
               Русаков В. Случайные встречи с И.А. Гончаровым
               Сементковский Р. И. Встречи и столкновения...
               Скабичевский А. М. Из "Литературных воспоминаний"
               Спасская В.М. Встреча с И.А. Гончаровым
               Старчевский А. В. Один из забытых журналистов
               Стасюлевич М.М. Иван Александрович Гончаров
               Цертелев Д. Н. Из литературных воспоминаний...
               Чегодаева В.М. Воспоминания об И. А. Гончарове
               Штакеншнайдер Е. А. Из "Дневника"
               Ясинский И.И. Из книги «Роман моей жизни»
          Из энциклопедий
Галерея
          "Обломов". Иллюстрации к роману
               Pierre Estoppey. В трактире (тушь, перо) (Paris, 1969)
               Pierre Estoppey. И. И. Обломов (тушь, перо) (Paris, 1969)
               Pierre Estoppey. Илюша (тушь, перо) (Paris, 1969)
               Pierre Estoppey. Илюша с матушкой (тушь, перо) (Paris, 1969)
               Pierre Estoppey. Обломов за ужином (тушь, перо) (Paris, 1969)
               Pierre Estoppey. Обломов и Штольц (тушь, перо) (Paris, 1969)
               Pierre Estoppey. Обломовцы (тушь, перо) (Paris, 1969)
               Pierre Estoppey. Портрет И. А. Гончарова (тушь, перо) (Paris, 1969)
               Pierre Estoppey. Садовый натюрморт (тушь, перо) (Paris, 1969)
               Pierre Estoppey. Юный Обломов (тушь, перо) (Paris, 1969)
               А. Д. Силин. Общество в парке (заставка к Обыкновенной истории) (бум., накл. на карт., тушь, перо; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               А. Д. Силин. Петербург. Зимняя канавка (заставка к Обыкновенной истории)(бум., накл. на карт., тушь, перо; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               А. Д. Силин. Сцена у ворот (заставка к Обыкновенной истории) (бум., накл. на карт., тушь, перо; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               А. Д. Силин. Шмуцтитул к Части 1 Обыкновенной истории (бум., накл. на карт., тушь, перо; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               А. Д. Силин. Шмцтитул к части 2 Обыкновенной истории (бум., накл. на карт., тушь, перо; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               А. Д. Силин. Шмцтитул к Эпилогу Обыкновенной истории (бум., накл. на карт., тушь, перо; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               А. Д. Силин. Экипаж в поле (заставка к Обыкновенной истории) (бум., накл. на карт., тушь, перо; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               А. М. Гайденков. Шмуцтитул к Первой части (Гончаров И. А. Обломов. М., 1947)
               А. М. Гайденков. Шмуцтитул к третьей части (Гончаров И. А. Обломов. М., 1947)
               А. М. Гайденков. Шмуцтитул к Четвертой части (Гончаров И. А. Обломов. М., 1947)
               А. М. Гайденков. Шмуцтитул ко Второй части (Гончаров И. А. Обломов. М., 1947)
               А. Ф. Сергеев. Форзац (Гончаров И. А. Обломов. М., 1989)
               А. Ф. Сергеев. Форзац (Гончаров И. А. Обломов. М., 1989)
               А. Ф. Сергеев. Шмуцтитул к ч.1 (Гончаров И. А. Обломов. М., 1989)
               А. Ф. Сергеев. Шмуцтитул к ч.2 (Гончаров И. А. Обломов. М., 1989)
               А. Ф. Сергеев. Шмуцтитул к ч.3 (Гончаров И. А. Обломов. М., 1989)
               А. Ф. Сергеев. Шмуцтитул к ч.4 (Гончаров И. А. Обломов. М., 1989)
               Анатолий Васильевич Учаев. Заставка к ч.1 (Гончаров И. А. Обломов. Саратов, 1973)
               Анатолий Васильевич Учаев. Заставка к ч.2 (Гончаров И. А. Обломов. Саратов, 1973)
               Анатолий Васильевич Учаев. Заставка к ч.3 (Гончаров И. А. Обломов. Саратов, 1973)
               Анатолий Васильевич Учаев. Заставка к ч.4 (Гончаров И. А. Обломов. Саратов, 1973)
               Анатолий Васильевич Учаев. Обложка (Гончаров И. А. Обломов. Саратов, 1973)
               Анатолий Васильевич Учаев. Титульный лист (Гончаров И. А. Обломов. Саратов, 1973)
               В. В. Морозов. Андрюша и Агафья Матвеевна (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948).
               В. В. Морозов. В Летнем саду (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948).
               В. В. Морозов. Гостиная (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948).
               В. В. Морозов. Захар (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948)
               В. В. Морозов. Обломов в Петербурге (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948).
               В. В. Морозов. Обломов входит в дом к Пшеницыной (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948).
               В. В. Морозов. Обломов за столом и Захар (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948)
               В. В. Морозов. Обломов и Аксинья (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948)
               В. В. Морозов. Обломов и Андрюша (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948)
               В. В. Морозов. Обломов и Захар (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948)
               В. В. Морозов. Обломов и Иван Матвеевич (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948)
               В. В. Морозов. Обломов и Ольга(заставка) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948)
               В. В. Морозов. Обломов и Пшеницына (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948).
               В. В. Морозов. Обломов и Тарантьев (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948)
               В. В. Морозов. Обломов и Штольц (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948)
               В. В. Морозов. Обломов на Гороховой (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948).
               В. В. Морозов. Обломов с одним из его гостей (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948)
               В. В. Морозов. Обломов, Тарантьев и Иван Матвеевич (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948).
               В. В. Морозов. Перед домом Пшеницыной (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948).
               В. В. Морозов. Петербург (заставка) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948)
               В. В. Морозов. Приезд Штольца (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948).
               В. В. Морозов. Прогулка (на даче) (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948)
               В. В. Морозов. Ссора с Тарантьевым (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948)
               В. В. Морозов. Финал (встреча с Захаром) (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1948).
               Владимир Амосович Табурин (автотипии с рисунков). Обыкновенная история: Адуев-племянник сжигает свои рукописи (автотипия с рисунка Нива. 1898. № 42. С. 824.).
               Владимир Амосович Табурин. Обыкновенная история: Отъезд Адуева из Грачей (автотипия с рисунка Нива. 1898. № 41. С. 812.).
               Владимир Амосович Табурин. Обыкновенная история: Посещение молодым Адуевым Наденьки (автотипия с рисунка Нива. 1898. № 41. С. 813.).
               Владимир Амосович Табурин. Приезд Штольца (илл. к роману Обломов) (автотипия с рисунка Нива. 1898. № 45. С. 885).
               Владимир Амосович Табурин. Разрыв Обломова с Ольгой (илл. к роману «Обломов») (автотипия с рисунка Нива. 1898. № 48. С. 944).
               Владимир Амосович Табурин. Смерть Обломова (илл. к роману Обломов) (автотипия с рисунков Нива. 1898. № 48. С. 945).
               Владимир Амосович Табурин. Сон Обломова (илл. к роману Обломов) (автотипия с рисунка Нива. 1898. № 45. С. 884).
               Владимир Аркадьевич Хвостов. Обложка (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1969)
               Владимир Аркадьевич Хвостов. Шмуцтитул к ч.2 (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1969)
               Владимир Аркадьевич Хвостов. Шмуцтитул к ч.3 (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1969)
               Владимир Аркадьевич Хвостов. Шмуцтитул к ч.4 (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1969)
               Владимир Михайлович Меньшиков. Обложка (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1982)
               Владимир Михайлович Меньшиков. Спинка обложки (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1982)
               Г. Мазурин. В Летнем саду (Гончаров И. А. Обломов. М., 1989).
               Г. Мазурин. Обломов и Ольга в саду (Гончаров И. А. Обломов. М., 1989)
               Г. Мазурин. Обломов на диванe (Гончаров И. А. Обломов. М., 1989)
               Г. Мазурин. Обломов на прогулке (Гончаров И. А. Обломов. М., 1989)
               Г. Мазурин. Объяснение Обломова с Ольгой (Гончаров И. А. Обломов. М., 1989)
               Г. Мазурин. Ольга у окна (Гончаров И. А. Обломов. М., 1989)
               Г. Мазурин. Тарантьев (Гончаров И. А. Обломов. М., 1989)
               Г. Мазурин. Штольц (Гончаров И. А. Обломов. М., 1989)
               Г. Мазурин. Штольц в гостях у Обломова за обедом (Гончаров И. А. Обломов. М., 1989)
               Г. Мазурин. Штольц и Ольга в Швейцарии (Гончаров И. А. Обломов. М., 1989)
               Г. Новожилов. Титульный лист (Гончаров И. А. Обломов. М., 1969)
               Г. Новожилов. Шмуцтитул к Части второй (Гончаров И. А. Обломов. М., 1969)
               Г. Новожилов. Шмуцтитул к Части первой (Гончаров И. А. Обломов. М., 1969)
               Г. Новожилов. Шмуцтитул к Части третьей (Гончаров И. А. Обломов. М., 1969)
               Г. Новожилов. Шмуцтитул к Части четвертой (Гончаров И. А. Обломов. М., 1969)
               Дмитрий Николаевич Кардовский (1866–1943). Захар (набросок к роману Обломов) (бум., кар. Литературный музей ИРЛИ РАН).
               Дмитрий Николаевич Кардовский (1866–1943). Обломов (набросок к роману Обломов) (бум., кар. Литературный музей ИРЛИ РАН).
               Евгений Евгеньевич Лансере. Заставка (Гончаров И. А. Обломов. М., 1934 (М.,1935, 1936)).
               Евгений Евгеньевич Лансере. Концовка романа (Гончаров И. А. Обломов. М., 1934 (М.,1935, 1936)).
               Евгений Евгеньевич Лансере. Шмуцтитул к послесловию (Гончаров И. А. Обломов. М., 1934 (М.,1935, 1936)).
               Евгений Евгеньевич Лансере. Шмуцтитул к Части второй (Гончаров И. А. Обломов. М., 1934 (М.,1935, 1936)).
               Евгений Евгеньевич Лансере. Шмуцтитул к Части первой (Гончаров И. А. Обломов. М., 1934 (М.,1935, 1936)).
               Евгений Евгеньевич Лансере. Шмуцтитул к Части третьей (Гончаров И. А. Обломов. М., 1934 (М.,1935, 1936)).
               Евгений Евгеньевич Лансере. Шмуцтитул к Части четвертой (Гончаров И. А. Обломов. М., 1934 (М.,1935, 1936)).
               Елизавета Меркурьевна Бем (1843–1914). Силуэт «Сон Обломова» (бум, тушь, перо) (Литературный музей ИРЛИ РАН).
               И. Я. Коновалов. Дом у оврага (Гончаров И. А. Сон Обломова. Курск, 1955)
               И. Я. Коновалов. Захарка с самоваром (Гончаров И. А. Сон Обломова. Курск, 1955)
               И. Я. Коновалов. Зимние игры (левая часть) (Гончаров И. А. Сон Обломова. Курск, 1955)
               И. Я. Коновалов. Зимние игры (правая часть) (Гончаров И. А. Сон Обломова. Курск, 1955)
               И. Я. Коновалов. Илюша и Захарка (Гончаров И. А. Сон Обломова. Курск, 1955)
               И. Я. Коновалов. Илюша с няней (Гончаров И. А. Сон Обломова. Курск, 1955)
               И. Я. Коновалов. Илюшу отправляют к Штольцу (Гончаров И. А. Сон Обломова. Курск, 1955)
               И. Я. Коновалов. Концовка (Гончаров И. А. Сон Обломова. Курск, 1955)
               И. Я. Коновалов. Обложка (Гончаров И. А. Сон Обломова. Курск, 1955)
               И. Я. Коновалов. Обломовка (заставка) (Гончаров И. А. Сон Обломова. Курск, 1955)
               И. Я. Коновалов. Письмо (Гончаров И. А. Сон Обломова. Курск, 1955)
               И. Я. Коновалов. Титульный лист (Гончаров И. А. Сон Обломова. Курск, 1955)
               И. Я. Коновалов. У бочки (Гончаров И. А. Сон Обломова. Курск, 1955)
               К. Тихомиров (грав. на дер. К. Ольшевский). «Захар» (илл. к роману «Обломов») (Живописное обозрение. 1883).
               К. Тихомиров (грав. на дер. К. Ольшевский). «Обломов» (илл. к роману «Обломов») (Живописное обозрение. 1883).
               Константин Николаевич Чичагов (литограф. Худяков). Обломов и Захар (илл. к роману Обломов; Россия. 1885. № 10, прил.).
               Л. Красовский. Агафья Матвеевна после смерти Обломова (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1967)
               Л. Красовский. В гостиной Обломовки (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1967)
               Л. Красовский. Заговор в трактире (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1967)
               Л. Красовский. Обложка книги (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1967)
               Л. Красовский. Обломов и Агафья Матвеевна (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1967)
               Л. Красовский. Обломов и Захар (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1967)
               Л. Красовский. Обломов и один из посетителей (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1967)
               Л. Красовский. Обломов и Ольга на прогулке (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1967)
               Л. Красовский. Обломов с Андрюшей (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1967)
               Л. Красовский. Обломов, Тарантьев и Захар (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1967)
               Л. Красовский. Ольга за роялем (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1967)
               Л. Красовский. Отец Обломова и крестьянка (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1967)
               Л. Красовский. Пирог (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1967)
               Л. Красовский. Письмо в Обломовке (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1967)
               Л. Красовский. Приезд Штольца (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1967)
               Л. Красовский. Признание в любви (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1967)
               Л. Красовский. Слуги (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1967)
               Л. Красовский. Ссора с Тарантьевым (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1967)
               Л. Красовский. Титульный лист (Гончаров И. А. Обломов. Л., 1967)
               Лев Борисович Подольский. Заставка к ч.1 (тушь, перо) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1955)
               Лев Борисович Подольский. Заставка к ч.2 (тушь, перо) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1955)
               Лев Борисович Подольский. Заставка к ч.3 (тушь, перо) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1955)
               Лев Борисович Подольский. Заставка к ч.4 (тушь, перо) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1955)
               Лев Борисович Подольский. Концовка к ч.1 (тушь, перо) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1955)
               Лев Борисович Подольский. Концовка к ч.2 (тушь, перо) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1955)
               Лев Борисович Подольский. Концовка к ч.3 (тушь, перо) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1955)
               Лев Борисович Подольский. Обложка (тушь, перо, акв.) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1955)
               Лев Борисович Подольский. Титульный лист (тушь, перо) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1955)
               Лев Борисович Подольский. Шмуцтитул к ч.1 (тушь, перо) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1955)
               Лев Борисович Подольский. Шмуцтитул к ч.2 (тушь, перо) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1955)
               Лев Борисович Подольский. Шмуцтитул к ч.3 (тушь, перо) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1955)
               Лев Борисович Подольский. Шмуцтитул к ч.4 (тушь, перо) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1955)
               М. П. Клячко Сон Обломова
               М. П. Клячко. Больной Обломов (Гончаров И. А. Собр. соч: в 8 т. М., 1952. Т. 2. («Обломов»); так же: Гончаров И. А. Обломов. Киев, 1957; М., 1958)
               М. П. Клячко. Обломов и Захар (Гончаров И. А. Собр. соч: в 8 т. М., 1952. Т. 2. («Обломов»); так же: Гончаров И. А. Обломов. Киев, 1957; М., 1958)
               М. П. Клячко. Обломов и Ольга (Гончаров И. А. Собр. соч: в 8 т. М., 1952. Т. 2. («Обломов»); так же: Гончаров И. А. Обломов. Киев, 1957; М., 1958)
               М. Я. Гафт. Шмуцтитул к Части второй (Гончаров И. А. Обломов. Иркутск, 1956)
               М. Я. Гафт. Шмуцтитул к Части первой (Гончаров И. А. Обломов. Иркутск, 1956)
               М. Я. Гафт. Шмуцтитул к Части третьей (Гончаров И. А. Обломов. Иркутск, 1956)
               М. Я. Гафт. Шмуцтитул к Части четвертой (Гончаров И. А. Обломов. Иркутск, 1956)
               Мария Яковлевна Чемберс-Билибина (1874–1962). Детство Обломова (иллюстрация к роману Обломов). (1908, картон, тушь, перо) (Литературный музей ИРЛИ РАН).
               Мария Яковлевна Чемберс-Билибина (1874–1962). Сон Обломова (иллюстрация к роману Обломов) (1908, бум., накл. на картон, тушь, перо) (Литературный музей ИРЛИ РАН).
               Михаил Брукман. Титульный лист (Гончаров И. А. Обломов. Кишинёв, 1969)
               Н. В. Щеглов. Заговор в трактире (Гончаров И. А. Обломов. М., 1978 (М., 1979))
               Н. В. Щеглов. Обломов в доме Пшеницыной (Гончаров И. А. Обломов. М., 1978 (М., 1979))
               Н. В. Щеглов. Обломов и Захар (Гончаров И. А. Обломов. М., 1978 (М., 1979))
               Н. В. Щеглов. Обломов и Ольга (Гончаров И. А. Обломов. М., 1978 (М., 1979))
               Н. В. Щеглов. Обломов и Штольц (Гончаров И. А. Обломов. М., 1978 (М., 1979))
               Н. В. Щеглов. Ольга (Гончаров И. А. Обломов. М., 1978 (М., 1979))
               Н. В. Щеглов. Ольга и Обломов в доме Пшеницыной (Гончаров И. А. Обломов. М., 1978 (М., 1979))
               Н. В. Щеглов. Сон Обломова (Гончаров И. А. Обломов. М., 1978 (М., 1979))
               Н. Горбунов. Обломов в комнате (Гончаров И. А. Обломов. Пермь, 1984)
               Н. Горбунов. Обломов выгоняет Тарантьева (Гончаров И. А. Обломов. Пермь, 1984)
               Н. Горбунов. Обломов и Ольга (Гончаров И. А. Обломов. Пермь, 1984)
               Н. Горбунов. Обломов и Штольц (Гончаров И. А. Обломов. Пермь, 1984)
               Н. Горбунов. Обломов, лежащий на диване (Гончаров И. А. Обломов. Пермь, 1984)
               Н. Куликов. Адуев на рыбалке (илл. к Обыкновенной истории) (бум, кар.; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               Н. Куликов. Адуев-младший в деревне (илл. к Обыкновенной истории) (бум, кар.; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               Н. Куликов. Адуев-младший на балконе (илл. к Обыкновенной истории). (бум, кар.; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               Н. Куликов. Адуев-младший на прогулке (илл. к Обыкновенной истории) (бум, кар.; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               Н. Куликов. Адуев-старший и Адуев-младший у камина (илл. к Обыкновенной истории) (бум, кар.; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               Н. Куликов. Александр Адуев в гостях (илл. к Обыкновенной истории) (бум, кар.; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               Н. Куликов. Дядя и племянник (илл. к Обыкновенной истории) (бум, кар.; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               Н. Куликов. Молодой Адуев и слуга (илл. к Обыкновенной истории) (бум, кар.; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               Н. Н. Поплавская. Шмуцтитул к первой части романа (Гончаров И. А. Обломов. СПб., 1993)
               Н. Н. Поплавская. Шмуцтитул к четвертой части романа (Гончаров И. А. Обломов. СПб., 1993)
               Н. Н. Поплавская. Шмуцтитул ко второй части романа (Гончаров И. А. Обломов. СПб., 1993)
                    Н. Н. Поплавская. Шмуцтитул к третьей части романа (Гончаров И. А. Обломов. СПб., 1993)
               П. Н. Пинкисевич. Агафья Матвеевна на кладбище (акв.) (Гончаров И. А. Собр.соч.: В 6 т. Т. 4 («Обломов»). М., 1972)
               П. Н. Пинкисевич. В Летнем саду (акв.) (Гончаров И. А. Собр.соч.: В 6 т. Т. 4 («Обломов»). М., 1972)
               П. Н. Пинкисевич. Заговор в трактире (акв.) (Гончаров И. А. Собр.соч.: В 6 т. Т. 4 («Обломов»). М., 1972)
               П. Н. Пинкисевич. Илюша и няня (акв.) (Гончаров И. А. Собр.соч.: В 6 т. Т. 4 («Обломов»). М., 1972)
               П. Н. Пинкисевич. Обломов и Мухояров (акв.) (Гончаров И. А. Собр.соч.: В 6 т. Т. 4 («Обломов»). М., 1972)
               П. Н. Пинкисевич. Обломов и Пшеницына (акв.) (Гончаров И. А. Собр.соч.: В 6 т. Т. 4 («Обломов»). М., 1972)
               П. Н. Пинкисевич. Ольга за роялем (акв.) (Гончаров И. А. Собр.соч.: В 6 т. Т. 4 («Обломов»). М., 1972)
               П. Н. Пинкисевич. Проводы Андрея Штольца (акв.) (Гончаров И. А. Собр.соч.: В 6 т. Т. 4 («Обломов»). М., 1972)
               С. Михайленко. Шмуцтитул к первой части романа (Гончаров И. А. Обломов. СПб., 1993)
               С. Михайленко. Шмуцтитул к третьей части романа (Гончаров И. А. Обломов. СПб., 1993)
               С. Михайленко. Шмуцтитул к четвертой части романа (Гончаров И. А. Обломов. СПб., 1993)
               С. Михайленко. Шмуцтитул ко второй части романа (Гончаров И. А. Обломов. СПб., 1993)
               С. Соколов. Заговор в трактире (Гончаров И. А. Обломов. М., 1985).
               С. Соколов. Обломов в Петербурге (Гончаров И. А. Обломов. М., 1985).
               С. Соколов. Обломов и Захар (Гончаров И. А. Обломов. М., 1985).
               С. Соколов. Обломов и Ольга (Гончаров И. А. Обломов. М., 1985).
               С. Соколов. Ольга (Гончаров И. А. Обломов. М., 1985).
               С. Соколов. Письмо старосты (Гончаров И. А. Обломов. М., 1985).
               С. Соколов. Тарантьев (Гончаров И. А. Обломов. М., 1985).
               Сара Марковна Шор. Ветка сирени (концовка; офорт, сухая игла) (Гончаров И. А. Обломов. М.; Л., 1936).
               Сара Марковна Шор. Дом Пшеницыной (заставка; офорт, сухая игла) (Гончаров И. А. Обломов. М.; Л., 1936).
               Сара Марковна Шор. Захар на кладбище (концовка; офорт, сухая игла) (Гончаров И. А. Обломов. М.; Л., 1936).
               Сара Марковна Шор. Захар с сапогами (концовка; офорт, сухая игла) (Гончаров И. А. Обломов. М.; Л., 1936).
               Сара Марковна Шор. Обломов (иллюстрация; офорт, сухая игла) (Гончаров И. А. Обломов. М.; Л., 1936).
               Сара Марковна Шор. Обломов и Захар (иллюстрация; офорт, сухая игла) (Гончаров И. А. Обломов. М.; Л., 1936).
               Сара Марковна Шор. Обломов и Ольга(иллюстрация; офорт, сухая игла) (Гончаров И. А. Обломов. М.; Л., 1936).
               Сара Марковна Шор. Обломов и Пшеницына (иллюстрация; офорт, сухая игла) (Гончаров И. А. Обломов. М.; Л., 1936).
               Сара Марковна Шор. Обломов на диване (заставка; офорт, сухая игла) (Гончаров И. А. Обломов. М.; Л., 1936).
               Сара Марковна Шор. Обломов у дома Пшеницыной (иллюстрация; офорт, сухая игла)(Гончаров И. А. Обломов. М.; Л., 1936).
               Сара Марковна Шор. Обломовы (иллюстрация; офорт, сухая игла) (Гончаров И. А. Обломов. М.; Л., 1936).
               Сара Марковна Шор. Окно Пшеницыной (заставка; офорт, сухая игла) (Гончаров И. А. Обломов. М.; Л., 1936).
               Сара Марковна Шор. Ольга за роялем (заставка; офорт, сухая игла) (Гончаров И. А. Обломов. М.; Л., 1936).
               Сара Марковна Шор. Поднос (концовка; офорт, сухая игла) (Гончаров И. А. Обломов. М.; Л., 1936).
               Сара Марковна Шор. Сборы Илюши к Штольцу (иллюстрация; офорт, сухая игла) (Гончаров И. А. Обломов. М.; Л., 1936).
               Т. В. Прибыловская. Илюша Обломов с нянькой (Гончаров И. А. Обломов. Ижевск, 1988)
               Т. В. Прибыловская. Обломов и Ольга (Гончаров И. А. Обломов. Ижевск, 1988)
               Т. В. Прибыловская. Обломов на диване (Гончаров И. А. Обломов. Ижевск, 1988)
               Т. В. Прибыловская. Обломов с Андрюшей и Агафьей Матвеевной (Гончаров И. А. Обломов. М., 1988).
               Т. В. Прибыловская. Объяснение Обломова с Ольгой (Гончаров И. А. Обломов. Ижевск, 1988)
               Т. В. Прибыловская. Портрет И. А. Гончарова (авантитул) (Гончаров И. А. Обломов. Ижевск, 1988)
               Т. В. Шишмарева. Агафья Матвеевна (заставка) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1954 (М., 1955))
               Т. В. Шишмарева. В Летнем саду (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1954 (М., 1955))
               Т. В. Шишмарева. Ворота в дом Пшеницыной (заставка) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1954 (М., 1955))
               Т. В. Шишмарева. Дорога деревенская (заставка) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1954 (М., 1955))
               Т. В. Шишмарева. Заговор в трактире (заставка) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1954 (М., 1955))
               Т. В. Шишмарева. Захар (заставка) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1954 (М., 1955))
               Т. В. Шишмарева. Илюша в Обломовке (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1954 (М., 1955))
               Т. В. Шишмарева. На прогулке (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1954 (М., 1955))
               Т. В. Шишмарева. Обломов за столом у Пшеницыной (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1954 (М., 1955))
               Т. В. Шишмарева. Обломов и Захар (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1954 (М., 1955))
               Т. В. Шишмарева. Обломов и Ольга (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1954 (М., 1955))
               Т. В. Шишмарева. Обломов на диване (заставка) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1954 (М., 1955))
               Т. В. Шишмарева. Обломов, Штольц и Захар (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1954 (М., 1955))
               Т. В. Шишмарева. Ольга (заставка) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1954 (М., 1955))
               Т. В. Шишмарева. Письмо в Обломовке (иллюстрация) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1954 (М., 1955))
               Т. В. Шишмарева. Слуги (заставка) (Гончаров И. А. Обломов. М., 1954 (М., 1955))
               Ю. С. Гершкович. Захар (Гончаров И. А. Обломов. М., 1982).
               Ю. С. Гершкович. Илюша с нянькой (Гончаров И. А. Обломов. М., 1982).
               Ю. С. Гершкович. Обломов (Гончаров И. А. Обломов. М., 1982).
               Ю. С. Гершкович. Обломов и Агафья Матвеевна (Гончаров И. А. Обломов. М., 1982).
               Ю. С. Гершкович. Обломов и Захар (Гончаров И. А. Обломов. М., 1982).
               Ю. С. Гершкович. Обломов и Ольга (Гончаров И. А. Обломов. М., 1982).
               Ю. С. Гершкович. Обломов и Штольц (Гончаров И. А. Обломов. М., 1982).
               Ю. С. Гершкович. Обломов на диване (Гончаров И. А. Обломов. М., 1982).
               Ю. С. Гершкович. Обломов, Агафья и Андрюша (Гончаров И. А. Обломов. М., 1982).
               Ю. С. Гершкович. Ольга (Гончаров И. А. Обломов. М., 1982).
               Ю. С. Гершкович. Ольга у окна (Гончаров И. А. Обломов. М., 1982).
               Ю. С. Гершкович. Семья Обломова (Гончаров И. А. Обломов. М., 1982).
               Ю. С. Гершкович. Смерть Обломова (Гончаров И. А. Обломов. М., 1982).
               Ю. С. Гершкович. Штольц (Гончаров И. А. Обломов. М., 1982).
          "Обрыв". Иллюстрации к роману
               В. Домогацкий. (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1961)
               В. Домогацкий. Вера (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1961)
               В. Домогацкий. Марфенька (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1961)
               В. Домогацкий. На скамейке (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1961)
               В. Домогацкий. Перед беседкой (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1961)
               В. Домогацкий. Перед усадьбой (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1961)
               Д. Б. Боровский. Игра на виолончели (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. «Объяснение», силуэт, заставка (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Бабушка (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Бабушка (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Бабушка и Вера (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Бабушка и Нил Андреич (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Бабушка у беседки (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Беловодова (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Вера (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Вера (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Вера (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Вера (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Вера (заставка) Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Вера в часовне (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Вера за письменным столом (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Вера и Волохов (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Вера и Райский (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Вера и Райский (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Вера на обрыве (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Вид на Волгу (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Викентьев (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Волохов (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Город (концовка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Женский портрет (Ульяна?) (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Заставка к Части первой (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Игра в карты (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Козлов и Ульяна (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Концовка (книга и яблоки) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Крицкая и Мишель (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Крицкая позирует (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Марина (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Марк Волохов (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Марфенька (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. На скамейке (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Нил Андреич Тычков (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Общество (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Персонаж с хлыстом (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Подглядывающая прислуга (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Принадлежности художника (концовка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Прислуга (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Прощание (концовка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Райский (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Райский в постели (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Райский и бабушка (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Райский на скамейке (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Райский перед мольбертом (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Савелий (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Слуга с чемоданом (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Сплетницы (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Тит Никоныч (заставка) Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Тушин (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Усадьба (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Художник перед мольбертом (заставка) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Художник Райский (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Художник с палитрой (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Шмуцтитул Второй части (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Шмуцтитул Главы третьей (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Шмуцтитул к Части первой (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Шмуцтитул к Части пятой (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Д. Б. Боровский. Шмуцтитул к Части четвертой Боровский (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1958)
               Н. Витинг. Бабушка (Гончаров И. А. Обрыв. Куйбышев, 1949)
               Н. Витинг. Вера (Гончаров И. А. Обрыв. Куйбышев, 1949)
               Н. Витинг. Вера (портрет) (Гончаров И. А. Обрыв. Куйбышев, 1949)
               Н. Витинг. Марк Волохов (Гончаров И. А. Обрыв. Куйбышев, 1949)
               Н. Витинг. Марфенька (Гончаров И. А. Обрыв. Куйбышев, 1949)
               Н. Витинг. Райский (Гончаров И. А. Обрыв. Куйбышев, 1949)
               П. П. Гнедич. Один из чиновников (рисунок к Обрыву (1919?))(бум., кар.; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               П. П. Гнедич. Сосед-помещик (рисунок к Обрыву (1919?)) (бум., кар.; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               П. П. Гнедич. Тит Никоныч (рисунок к Обрыву (1919?)) (бум., кар.; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               П. П. Гнедич. Тычков (рисунок к Обрыву (1919?)) (бум., кар.; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               П. П. Гнедич. Уленька (рисунок к Обрыву (1919?)) (бум., кар.; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               П. Пинсекевич. Бабушка (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1980)
               П. Пинсекевич. В Академии художеств (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1980)
               П. Пинсекевич. В беседке (Вера и Волохов) (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1980)
               П. Пинсекевич. Вера и Райский (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1980)
               П. Пинсекевич. Крицкая (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1980)
               П. Пинсекевич. Маленький Райский (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1980)
               П. Пинсекевич. Марк Волохов (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1980)
               П. Пинсекевич. На балу (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1980)
               П. Пинсекевич. Нил Андреич (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1980)
               П. Пинсекевич. Приезд домой (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1980)
               П. Пинсекевич. Райский в Академии художеств (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1980)
               П. Пинсекевич. Райский и Крицкая (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1980)
               П. Пинсекевич. Райский и Марфенька (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1980)
               П. Пинсекевич. Савелий и Марина (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1980)
               П. Пинсекевич. Тит Никоныч (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1980)
               П. Пинсекевич. Тушин и Волохов (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1980)
               Петр Михайлович Боклевский (1816–1897). Женский портрет (фрагмент) (иллюстрация к Обрыву) (бум., сангина; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               Петр Михайлович Боклевский (1816–1897). Уленька (фрагмент) (иллюстрация к Обрыву) (бум., сангина; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               Ю. Игнатьев. Бабушка (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Бабушка в кресле и Вера (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Бабушка и Нил Андреевич (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. В гостинной (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. В гостях у бабушки (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. В Петербурге (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. В саду (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. В саду (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Вера (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Вера (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Вера в кибитке (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Вера в саду (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Вера в саду (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Вера и Волохов (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Вера и Райский перед домом (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Вера с письмом Райского (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Встреча друзей (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Комната (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Крицкая позирует Райскому (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Марк Волохов (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Марк и Вера в беседке (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Марфенька (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Марфенька в спальне (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. На скамейке (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Отъезд Райского (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. После церкви (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Райский (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Райский пишет (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Райский у мольберта (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. Савелий и Марина (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев. У дома (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
               Ю. Игнатьев.На бричке (Гончаров И. А. Обрыв. М., 1986)
          "Обыкновенная история". Иллюстрации к роману
               А. Д. Силин. Экипаж на набережной (заставка к Обыкновенной истории) (бум., накл. на карт., тушь, перо; Литературный музей ИРЛИ РАН).
          "Фрегат "Паллада"". Иллюстрации к книге
               Б. К. Винокуров. Иллюстрация к главе «Атлантический океан и остров Мадера» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Иллюстрация к главе «До Иркутска» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Иллюстрация к главе «На мысе Доброй Надежды» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Иллюстрация к главе «На мысе Доброй Надежды» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Иллюстрация к главе «Острова Бонин-Сима» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Иллюстрация к главе «От Кронштадта до мыса Лизарда» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Иллюстрация к главе «От Манилы до берегов Сибири» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Иллюстрация к главе «От мыса Доброй Надежды до острова Явы» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Иллюстрация к главе «Плавание в атлантических тропиках» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Иллюстрация к главе «Русские в Японии» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Иллюстрация к главе «Сингапур» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Шмуцтитул к главе ««Манила» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Шмуцтитул к главе «Гон-Конг» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Шмуцтитул к главе «До Иркутска» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Шмуцтитул к главе «Ликейские острова» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Шмуцтитул к главе «На мысе Доброй Надежды» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Шмуцтитул к главе «Острова Бонин-Сима» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Шмуцтитул к главе «От Кронштадта до мыса Лизарда» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Шмуцтитул к главе «От Манилы до берегов Сибири» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Шмуцтитул к главе «От мыса Доброй Надежды до острова Явы» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Шмуцтитул к главе «Плавание в атлантических тропиках» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Шмуцтитул к главе «Русские в Японии» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Шмуцтитул к главе «Русские в Японии» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Б. К. Винокуров. Шмуцтитул к главе «Сингапур» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               В. Д. Цельмер. Иллюстрация к главе «Из Якутска» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               В. Д. Цельмер. Иллюстрация к главе «Манила» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               В. Д. Цельмер. Иллюстрация к главе «Обратный путь через Сибирь» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               В. Д. Цельмер. Иллюстрация к главе «Обратный путь через Сибирь» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               В. Д. Цельмер. Иллюстрация к главе «Русские в Японии» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               В. Д. Цельмер. Иллюстрация к главе «Шанхай» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               В. Д. Цельмер. Шмуцтитул к главе «Из Якутска» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               В. Д. Цельмер. Шмуцтитул к главе «Шанхай» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Карта плавания фрегата «Паллада» (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Л. Горячева. Форзац (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». Саратов, 1986)
               Л. Горячева. Форзац (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». Саратов, 1986)
               М. Хусеянов. Модель фрегата «Паллада» (1980, Вышний Волочок)
               План залива Нагасаки, помещенный в атласе И. Ф. Крузенштерна (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Японская картина, изображающая посольство вице-адмирала Е. В. Путятина в Японии в 1853 г. (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Японский свиток с изображением русского посольства Е. В. Путятина в Японии в 1853 г. (конвой, левый фрагмент) (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Японский свиток с изображением русского посольства Е. В. Путятина в Японии в 1853 г. (левый фрагмент) (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Японский свиток с изображением русского посольства Е. В. Путятина в Японии в 1853 г. (правый фрагмент) (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Японский свиток с изображением эскадры русского посольства Е. В. Путятина в Японии в 1853 г. (левый фрагмент) (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
               Японский свиток с изображением эскадры русского посольства Е. В. Путятина в Японии в 1853 г. (правый фрагмент) (Гончаров И. А. Фрегат «Паллада». М., 1951)
          Видео
               "Обыкновенная история".
          Гончаров
               Барельеф работы З. Цейдлера.
               Бюст работы Л. А. Бернштама, 1881.
               Гончаров в своем рабочем кабинете
               Гончаров на смертном одре
               Гравюра И. И. Матюшина, 1876.
               Дагерротип, нач. 1840-х гг.
               И. С. Панов. Портрет И. А. Гончарова.
               Литография В. Ф. Тимма, 1859
               Литография П. Ф. Бореля, 1869.
               Литография, 1847.
               М. В. Медведев. Гончаров на смертном одре (СПб., 1891) (картон с глянцевым покрытием, тушь, перо, процарапывание; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               Памятник И. А. Гончарову в Ульяновске
               Петр Ф. Борель (ум. 1901). Гончаров в кабинете (бум., накл. на карт., тушь, перо, процарапывание; Литературный музей ИРЛИ РАН).
               Портрет работы И. П. Раулова, 1868.
               Портрет работы К.А. Горбунова
               Портрет работы Н. А. Майкова, 1859.
               Статуэтка работы Н. А. Степанова
               Фото К. А. Шапиро, 1879.
               Фото начала 1850-х гг.
               Фото начала 1860-х гг.
               Фото С. Л. Левицкого, 1856.
          Музей
          Памятные места
          Разное
          Современники
               АННЕНКОВ, Павел Васильевич
               БЕЛИНСКИЙ Виссарион Григорьевич
               БЕНЕДИКТОВ Владимир Григорьевич
               БОБОРЫКИН Петр Дмитриевич
               БОТКИН Василий Петрович
               ВАЛУЕВ Петр Александрович
               ГОНЧАРОВ Владимир Николаевич
               ГОНЧАРОВА Авдотья Матвеевна
               ГРИГОРОВИЧ Дмитрий Васильевич
               ДРУЖИНИН Александр Васильевич
               ЗАБЛОЦКИЙ-ДЕСЯТОВСКИЙ Андрей Парфеньевич
               ИННОКЕНТИЙ (в миру Иван Евсеевич Вениаминов,)
               КОНИ Анатолий Федорович
               КРАЕВСКИЙ Андрей Александрович
               МАЙКОВ Аполлон Николаевич
               МАЙКОВ Николай Аполлонович
               МАЙКОВА Евгения Петровна
               МАЙКОВА Екатерина Павловна
               МУЗАЛЕВСКИЙ Петр Авксентьевич
               МУРАВЬЕВ-АМУРСКИЙ Николай Николаевич
               НИКИТЕНКО Александр Васильевич
               НОРОВ Авраам Сергеевич
               ПАНАЕВ Иван Иванович
               ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович
               СКАБИЧЕВСКИЙ Александр Михайлович
               СТАСЮЛЕВИЧ Михаил Матвеевич
               ТРЕГУБОВ Николай Николаевич
               ТРЕЙГУТ Александра Карловна
Новости
О творчестве
          В. Азбукин. И.А.Гончаров в русской критике
          Е. Ляцкий. Гончаров: жизнь, личность, творчество
          Из историй
               История русского романа
                    Пруцков Н. И. "Обломов"
                    Пруцков Н. И. "Обыкновенная история"
                    Пруцков Н. И. Обрыв
               История русской критики
               История русской литературы в 4-х т.
          Из энциклопедий
               Краткая литературная энциклопедия
               Литературная энциклопедия
          Мазон А. Материалы для биографии и характеристики И.А.Гончарова
          Материалы конференций
               Материалы...1963
               Материалы...1976
               Материалы...1991
               Материалы...1992
                    В.А.Михельсон. Крепостничество у обрыва
                    В.А.Недзвецкий. Романы И.А.Гончарова
                    Э.А.Полоцкая Илья Ильич в литературном сознании 1880—1890-х годов
               Материалы...1994
               Материалы...1998
                    А. А. Фаустов. "Иван Савич...
                    А. В. Дановский. Постижение...
                    Алексеев П.П. Ресурсы исторической...
                    Алексеев Ю.Г. О передаче лексических...
                    Аржанцев Б.В. Архитектурный роман
                    Балакин А.Ю. Ранняя редакция очерка...
                    В. А. Недзвецкий. И. А. Гончаров...
                    В. И. Глухов. Образ Обломова...
                    В. И. Мельник. "Обломов" как...
                    Владимир Дмитриев. Кто...
                    Г. Б. Старостина. Г. И. Успенский
                    Герхард Шауманн. "Письма...
                    Д. И. Белкин. Образ Волги-реки...
                    Елена Краснощекова. И. А. Гончаров...
                    И. В. Пырков. Роман И. А. Гончарова...
                    И. В. Смирнова. К истории...
                    И. П. Щеблыкин. Необыкновенное...
                    Кадзухико Савада. И. А. Гончаров...
                    Л. А. Кибальчич. Гончаров...
                    Л. А. Сапченко. "Фрегат "Паллада"...
                    Л. И. Щеблыкина. А. В. Дружинин...
                    М. Г. Матлин. Мотив пробуждения...
                    М. М. Дунаев. Обломовщина...
                    М.Б. Жданова. З.А. Резвецова-Шмидт...
                    Микаэла Бёмиг. И. А. Гончаров...
                    Н. М. Нагорная. Нарративная природа...
                    Н. Н. Старыгина. "Душа...
                    Н.Л. Вершинина. О роли...
                    О. А. Демиховская. "Послегончаровская"...
                    Петер Тирген. Замечания...
                    С. Н. Шубина. Библейские образы...
                    Т. А. Громова. К родословной...
                    Т. И. Орнатская. "Обыкновенная история"...
                    Такаси Фудзинума. Студенческие...
                    Э. Г. Гайнцева. И. А. Гончаров...
               Материалы...2003
                    А.А. Бельская. Тургенев и Гончаров...
                    А.В. Быков. И. А. Гончаров – писатель и критик...
                    А.В. Лобкарёва. К истории отношений...
                    А.М. Сулейменова. Женский образ...
                    А.С. Кондратьев. Трагические итоги...
                    А.Ю. Балакин. Был ли Гончаров автором...
                    В.А. Доманский. Художественные зеркала...
                    В.А. Недзвецкий. И. А. Гончаров - оппонент...
                    В.И. Холкин. Андрей Штольц: поиск...
                    В.Я. Звиняцковский. Мифологема огня...
                    Вероника Жобер. Продолжение традиций...
                    Даниель Шюманн. Бессмертный Обломов...
                    Е.А. Балашова. Литературное творчество героев...
                    Е.А. Краснощекова. И. А. Гончаров: Bildungsroman...
                    Е.В. Краснова. «Материнская сфера»...
                    Е.В. Уба. Имя героя как часть...
                    И.А. Кутейников. И. А. Гончаров и ососбенности...
                    И.В. Пырков. «Сон Обломова» и...
                    И.В. Смирнова. Письма семьи...
                    И.П. Щеблыкин. Эволюция женских...
                    Л.А. Сапченко. Н. М. Карамзин в восприятии...
                    Л.В. Петрова. Японская графика
                    М.Б. Юдина. Четвертый роман...
                    М.В. Михайлова. И. А. Гончаров и идеи...
                    М.Г. Матлин. Поэтика сна...
                    М.Ю. Белянин. Ольга Ильинская в системе...
                    Н.В. Борзенкова. Эволюция психологической...
                    Н.В. Володина. Герои романа....
                    Н.В. Миронова. Пространство...
                    Н.Л. Ермолаева. Солярно-лунарные...
                    Н.М. Егорова. Четыре стихотворения...
                    Н.Н. Старыгина. Образ Casta Diva...
                    Н.П. Гришечкина. Деталь в художественном...
                    О.Б. Кафанова. И. А. Гончаров и Жорж Санд...
                    О.Ю. Седова. Тема любви...
                    От редакции
                    П.П. Алексеев. Цивилизационный феномен...
                    С.Н. Гуськов. Сувениры путешествия
                    Т.А. Карпеева. И. А. Гончаров в восприятии...
                    Т.В. Малыгина. Эволюция «идеальности»...
                    Т.И. Бреславец. И. А. Гончаров и японский...
                    Ю.Г. Алексеев. Некоторые стилистические...
                    Ю.М. Алексеева. Роман И.А. Гончарова...
               Материалы...2008
                    Т. М. Кондрашева. Изображение друга дома...
          Монографии
               Peace. R. Oblomov: A Critical Examination of Goncharov’s Novel
               Setchkarev V. Ivan Goncharov
               Краснощекова Е. А. Мир творчества
                    Вступление
                    Глава вторая
                    Глава первая
                    Глава третья
                    Глава четвертая
               Криволапов В.Н. «Типы» и «Идеалы» Ивана Гончарова
               Н. И. Пруцков. Мастерство Гончарова-романиста.
                    Введение
                    Глава 1
                    Глава 10
                    Глава 11
                    Глава 12
                    Глава 13
                    Глава 14
                    Глава 15
                    Глава 2
                    Глава 3
                    Глава 4
                    Глава 5
                    Глава 6
                    Глава 7
                    Глава 8
                    Глава 9
                    Заключение
               Недзвецкий В.А. Романы И.А.Гончарова
               Отрадин М. В. Проза И. А. Гончарова...
               Постнов О. Г. Эстетика И. А. Гончарова
               Цейтлин А.Г. И.А. Гончаров.
                    Введение
                    Глава восьмая
                    Глава вторая
                    Глава двенадцатая
                    Глава девятая
                    Глава десятая
                    Глава одиннадцатая
                    Глава первая
                    Глава пятая
                    Глава седьмая
                    Глава третья
                    Глава четвертая
                    Глава шестая
               Чемена О.М. Создание двух романов
          Обломовская энциклопедия
          Покровский В.И. Гончаров: Его жизнь и сочинения
          Роман И.А. Гончарова "Обломов" в русской критике
          Статьи
               Бухаркин П. Е. «Образ мира, в слове явленный»
               Строганов М. Странствователь и домосед
Полное собрание сочинений
          Том восьмой (книга 1)
          Том второй
          Том первый
          Том пятый
          Том седьмой
          Том третий
          Том четвертый
          Том шестой
Произведения
          Другие произведения
                Пепиньерка
                    Пепиньерка. Примечания
               <Намерения, идеи и задачи романа «Обрыв»> (1872)
               <Упрек. Объяснение. Прощание>
                    <Упрек...>. Примечания
               <Хорошо или дурно жить на свете?>
                    <Хорошо или дурно жить на свете?> Примечания
               «Атар-Гюль» Э. Сю (перевод отрывка)
                    "Атар-Гюль" Э. Сю (перевод отрывка). Примечания
               «Христос в пустыне», картина Крамского (1875)
               Автобиографии 1-3 (1858; 1868; 1873-1874)
               В университете
                    В университете. Примечания
               В. Н. Майков
                    В. Н. Майков. Примечания
               Возвращение домой (1861)
               Два случая из морской жизни (1858)
               Е. Е. Барышов (1881)
               Заметки о личности Белинского (1880)
               Иван Савич Поджабрин
                    Иван Савич Поджабрин. Примечания
               Из воспоминаний и рассказов о морском плавании (1874)
               Литературный вечер
                    Литературный вечер. Примечания
               Лихая болесть
                    Лихая болесть. Примечания
               Лучше поздно, чем никогда (1879)
               Май месяц в Петербурге (1891)
               Материалы для заготовляемой статьи об Островском(1874)
               Мильон терзаний
                    Мильон терзаний. Примечания
               Музыка госпожи Виардо... (1864)
               Н. А. Майков (1873)
               На родине
                    На родине. Примечания
               Нарушение воли (1889)
               Необыкновенная история
               Необыкновенная история (1878)
               Непраздничные заметки (1875)
               Несколько слов по поводу картин Верещагина (1874)
               Обед бывших студентов Московского ун-та (1864)
               Опять «Гамлет» на русской сцене
               Петербургские отметки (1863–1865)
               Письма столичного друга...
                    Письма столичного друга... Примечания
               По Восточной Сибири (1891)
               По поводу юбилея Карамзина (1866)
               По поводу... дня рождения Шекспира (1864)
               Поездка по Волге
                    Поездка по Волге. Примечания
               Попечительный совет заведений... (1878)
               Последние пиесы Островского
               Превратность судьбы (1891)
               Предисловие к роману «Обрыв» (1869)
               Рождественская елка (1875)
               Светский человек…
                    Светский человек... Примечания
               Слуги старого века
                    Слуги старого века. Примечания
               Спасительные станции на морях и реках (1871)
               Стихотворения
                    Стихотворения. Примечания
               Счастливая ошибка
                    Счастливая ошибка. Примечания
               Уваровский конкурс (1858–1862)
               Уха (1891)
               Цензорские отзывы (1856–1859; 1863–1867)
          Обломов
               варианты и редакции
               Галерея
               Иллюстрации видеоряд
               комментарий
               критика
          Обрыв
          Обыкновенная история
          Фрегат «Паллада»
               I.II
                    I.II. Примечания
               I.III
                    I.III. Примечания
               I.IV
                    I.IV. Примечания
               I.V
                    I.V. Примечания
               I.VI
                    I.VI. Примечания
               I.VII
                    I.VII. Примечания
               I.VIII
                    I.VIII. Примечания
               II.I
                    II.I. Примечания
               II.II
                    II.II. Примечания
               II.III
                    II.III. Примечания
               II.IV
                    II.IV. Примечания
               II.IX
                    II.IX. Примечания
               II.V
                    II.V. Примечания
               II.VI
                    II.VI. Примечания
               II.VII
                    II.VII. Примечания
               II.VIII
                    II.VIII. Примечания
               Фрегат "Паллада". I.I
                    I.I. Примечания
Ссылки