Официальный сайт Группы по подготовке Академического полного собрания сочинений и писем И. А. Гончарова Института русской литературы (Пушкинский Дом) Российской Академии наук

II.VII. Примечания

II.VII. Примечания

Фрегата Паллада. Обратный путь через Сибирь. Примечания

VII
ОБРАТНЫЙ ПУТЬ ЧЕРЕЗ СИБИРЬ

С. 628. ...мы гуляли по прибрежному песку ~ и праздно ждали, когда скажут нам трогаться в путь... —Фрегат    «Паллада» и транспорт «Байкал» подошли к устью Амура 1 июля, чтобы, согласно    приказу Н. Н. Муравьева, войти в Амурский лиман (см.:Энгельгардт.С.    246–247). 15 июля Гончаров писал Майковым: «...мы укрылись в одно из самых    новых наших заселений, где никто еще и не живет, а кочуют тунгусы, мангуны,    орочаны, медведи, лоси, соболи и выдры; где еще ничего не заведено, кроме кладбища.    На нем уже успело улечься прошлой зимой до 30 чел<овек>, умерших от    цинги. Мы живем все на фрегате. Я думаю даже, что берег вреден для меня, и    оттого схожу редко». Почти весь июль продолжались неудачные попытки ввести    «Палладу» в устье Амура (подробнее см. ниже, с. 816, примеч. к с. 74). 22 июля    из Аяна пришла шхуна «Восток» и в тот же день ушла на Сахалин пополнять запасы    угля (см. ниже, с. 752, примеч. к с. 631). 26 июля к «Палладе» подошел фрегат    «Диана», и большая часть команды «Паллады» перешла на него. 27 июля в 2 часа    ночи на пароходе «Аргунь» прибыл Н. Н. Муравьев (о нем см. ниже); 29 июля он    посетил все корабли, в том числе и «Палладу» (см.:Шарыпов, л. 65    об.–66), и затем отправился в Николаевский пост (несколько иную хронологию    перемещения судов см.:Невельской.С. 319). 2 августа был отдан приказ о    переводе Гончарова вместе с Н. Н. Крюднером и П. А. Тихменевым на шхуну    «Восток», и 4 августа они оставили «Палладу» (см.:Энгельгардт.С. 249).    См. также ниже, с. 751, примеч. к с. 630.

749

С. 628. ...генерал-губернатор Восточной    Сибири... —Граф Николай Николаевич Муравьев-Амурский (1809–1881),    губернатор Восточной Сибири с 1847 по 1861 г. По отзыву современника, «Н. Н. Муравьев обладал быстрым соображением и предприимчивостью, характера был настойчивого    и необыкновенно деятелен, посвящая все время служебным занятиям и всегда    готовый преследовать зло. В обхождении с подчиненными был очень прост и ласков.    Он был чужд всякой военной формалистики и даже <...> свойственного    военным тщеславия <...>. Вместе с тем Н. Н. Муравьев, как человек нервный    и страдавший сердцем, был иногда до крайности раздражителен, что и было    причиною некоторых с его стороны неуместных выходок и ошибочных поступков...» (Заборинский    А.Граф Николай Николаевич Муравьев-Амурский в 1848–1856 гг. //PC.1883.    № 6. С. 624). Гончаров писал, что это «патриот, человек бодрый, энергический,    умный до тонкости и самый любезный из русских людей <...>. Имя его    довольно популярно у нас: все знают, как сильно и умно распоряжается он в    Сибири, не секрет уже и то, что он возвратил России огромный и плодоносный    лоскут Сибири по реку Амур включительно, вопреки Министерству иностр<анных>    дел, действуя под непосредственным надзором и полномочием царя, при множестве    врагов, доносов и проч. Молодец!» (письмо к Майковым от 13 января 1855 г.). Весной-летом 1854 г. Муравьев организовал первую военную экспедицию для исследования Амура,    в которой принял личное участие; по словам историка, «эта экспедиция    окончательно познакомила нас с берегами судоходной реки и показала нам    пригодность ее для сплава, удобство и возможность заселения берегов Амура <...>    миролюбие местных ее жителей и слабость китайцев, словом, она проложила России    путь к Восточному океану» (Барсуков 1891.Кн. 1. С. 373; подробнее см.:Свербеев    Н. Д.Описание плавания по реке Амуру экспедиции генерал-губернатора    Восточной Сибири в 1854 году // Записки Сибирского отделения Русского    географического общества. 1857. Кн. 3. С. 1–78;Сгибнев А. С.Амурская    экспедиция 1854 г.//Древняя и новая Россия. 1878. № 11–12;Алексеев    А. И.Амурская экспедиция 1849–1855 гг. М., 1974. С. 144–151).

С. 628.Всех гостей было более десяти    человек... —Список пассажиров шхуны «Восток» при переходе из устья Амура к    Аяну см.:Римский-Корсаков.С. 348.

С. 629.Едва исследованное и еще не    «положенное на карту» устье Амура... —Первая попытка составить карту устья    Амура была предпринята в августе 1846 г., когда подпоручик А. М. Гаврилов на    бриге «Великий князь Константин» впервые вошел с моря в Амур и затем на шлюпках    произвел промеры глубин Амурского лимана. Однако, по свидетельству    современника, «все промеры <...> были произведены бегло, без всякой    системы и связи; почему и могут служить только некоторыми данными для    определения немногих ям и банок в лимане, но не представляют никаких    убедительных фактов, на основании которых можно бы было вывести какое-либо    определенное понятие о степени удобопроходимости для судов устья Амура...» (Романов.С. 383; по другим источникам, свои исследования Гаврилов проводил в 1847 г. — см.:Барсуков 1891.Кн. 2. С. 49–50).

750

С. 629. ...бросили якорь у песчаной косы,    перед маленьким нашим поселением, Петровским зимовьем. —Петровское зимовье    было заложено 29 июня 1850 г. Г. И. Невельским, который назвал его «во имя    праздника этого дня и в память Великого Петра» (цит. по:Алексеев А. И.Амурская    экспедиция 1849–1855 гг. С. 54; см. также:Барсуков 1891.Кн. 2. С. 67;    ср.:Невельской.С.123). В первый же год в Петровском зимовье    были построены казарма для команды, дом ее начальника, офицерский флигель,    часовня, баня, лавка и юрта для приезжих. К Петровскому зимовью шхуна «Восток»    подошла 11 августа; согласно дневнику капитана транспорта «Байкал» Н. И.    Шарыпова, «14 августа <...> его высокопревосходительство (Н. Н. Муравьев.    —Ред.) прибыл на шхуну “Восток”, на которой отправился в Аян,    тогда с транспорта “Иртыш” и от нас салютовали по 11 выстрелов, на что со шхуны    отвечали 10» (Шарыпов, л. 69). О пребывании Муравьева в    Петровском зимовье см.:Баранов А. Е.На реке Амуре в 1854–1855 гг. //PC.    1891. № 8. С. 350–351.

С. 629.В 1849 году в первый раз военный    транспорт «Байкал» решил не решенную Лаперузом задачу. —Речь идет об    открытом в 1849 г. исследователем Дальнего Востока, адмиралом Г. И. Невельским,    проливе между островом Сахалин и материком (подробнее см.:Алексеев А. И.Амурская    экспедиция 1849–1855 гг. С. 36–44;Невельской.С. 103–110). Французский    мореплаватель Жан-Франсуа Лаперуз (La P?rouse; 1741–ок. 1788) во время кругосветной экспедиции 1785–1788 гг. открыл между островами Сахалин и Хоккайдо    пролив, впоследствии названный его именем.

С. 630.Наконец тронулись далее. —Согласно    дневнику капитана шхуны «Восток» В. А. Римского-Корсакова, 8 августа «в    половине пятого часа утра мы снялись с якоря, имея лоцманами старых знакомых    гиляков, и прошли очень скоро и благополучно в лиман. Переход Шхуны в Аян был    вообще неудачен. Муравьеву нужно было зайти в Петровское зимовье, и там шхуне    пришлось отстаиваться из-за свежих ветров четверо суток. Кроме того, на    переходе в зимовье часто становились на мель и только 15 августа попали в Аян» (Римский-Корсаков.С. 348–349).

С. 630. ...он китолов. ~ Этого    сорта суда находят в Охотском море огромную поживу и в иное время заходят туда    в числе двухсот и более. —Иностранные китобойные суда пользовались у    моряков и местного населения дурной репутацией: «...они распоряжаются в наших    морях как в своих, ловят китов в противность общенародному морскому праву у    самых наших прибрежье в и в бухтах; действуя же таким образом, совершенно    истребляют в наших морях этих морских животных» (Романов.С. 372–373).    Кроме того, китобои нередко совершали разбойные набеги на прибрежные населенные    пункты: так, в Петропавловске они однажды «разбили караул, буйствовали и    разобрали на дрова нашу батарею» (Там же. С. 372). Подробнее о подобных    выходках американских китобоев см.:Тихменев.С. 131–142.

С. 630.В это самое время, именно 16    августа, совершилось ~ отражение многочисленного неприятеля горстью    русских ~ в Камчатке. —В середине августа 1854 г. соединенная англо-французская эскадра из шести кораблей (всего 236 орудий) предприняла    попытку взять штурмом г. Петропавловск при помощи десанта. Обороной руководили    военный губернатор Камчатки генерал-майор В. С. Завойко (о нем см. ниже, с.    753, примеч. к с. 632) и капитан-лейтенант

751

И. Н. Изыльметьев. В их распоряжении было 930 человек, семь    батарей береговой обороны, фрегат «Аврора» и транспорт «Двина» (всего около 60    орудий). 18 августа эскадра вошла в Авачинскую губу; 20 и 24 августа 1854 г. произошло два сражения, окончившихся полным поражением противника (потери союзников составили    около 350 человек, русских — около 30 человек убитыми и около 60 ранеными),    который 27 августа был вынужден покинуть Петропавловск. Однако, видя    невозможность успешной защиты города, Н. Н. Муравьев в апреле 1855 г. приказал гарнизону эвакуироваться (см. подробнее:Войт В. К.Камчатка и ее обитатели:    С видом города Петропавловска, планом и описанием сражения 20 и 24-го августа.    СПб., 1855. С. 28–35;Шумахер П. В.Оборона Камчатки и Восточной Сибири    против англо-французов в 1854 и 1855 годах //РА.1878. № 8. С. 399–404;Степанов А. А.Петропавловская оборона. Хабаровск, 1954).

С. 631. ...некупленый, добытый руками ее    матросов на Сахалине уголь... —Залежи каменного угля на Сахалине,    выходящие прямо на поверхность, были обнаружены в 1852 г. лейтенантом Н. К. Бошняком (подробнее см.:Алексеев А. И.Н. К. Бошняк и открытие    Советской Гавани. Хабаровск, 1955; ср.:Невельской.С. 148, 152, 160–163);    это открытие в то время имело важное стратегическое значение. Сведения об этом    Е. В. Путятин получил от генерал-губернатора Восточной Сибири Н. Н. Муравьева,    который писал, что каменный уголь есть на Сахалине «в таком изобилии, что его    находят разбросанным по берегам» (АВПР, л. 6–10). В письме от 26    июля 1854 г. В. А. Римский-Корсаков сообщал, что команда выполняет работу по    погрузке угля на шхуну «Восток» «бойко и охотно» и что за один день он «набил    себе полгруза, т. е. 40 тонн <...> и, следовательно, считая по    петербургским ценам, доставил казне 1200 рублей ассигнациями, а по ценам Тихого    океана — столько же на серебро» (Римский-Корсаков.С.184). См.    также:Линден.С. 110.

С. 631.«Вон нора, должно быть,    бобра!»... —Имеется в виду калан, крупное морское животное, обитающее в    неглубоких прибрежных зонах северной части Тихого океана. В XIX–первой половине    XX в. его чаще называли камчатским, или морским, бобром, так как слово «калан»    — локального происхождения (ср. примечание П. А. Словцова к его стихотворению    «Материя» ((1796)): «Бобр по-камчатски называется калан» — Поэты 1790–1810-х    годов. Л., 1971. С. 213).

С. 632. ...зеленый купол церкви с золотым    крестом. —Аянская церковь, «деревянная, греческой архитектуры, отличной    постройки, с иконостасом и иконами в серебряных ризах, утварью и ризницею,    стоящими более 5000 рублей серебром» (Иннокентий. Творения.Кн. 2. С.    195), была заложена 2 сентября 1845 г. и освящена Иннокентием 21 июля 1846 г. В одном из писем он сообщал, что «прежде, нежели устроены жилища для людей, построена церковь    — на месте, где за три года пред сим, можно сказать, не было и следа    человеческого и не более 1 ? года, как начали селиться. Церковь    построена на счет Компании, но построение оной и в столь короткое время, и    прежде жилищ надобно отнести прямо к благочестивому усердию обитателей, и в    особенности самого начальника фактории г. Завойко, который, кроме того,    пожертвовал на украшение церкви 1000 р. серебром» (Иннокентий. Письма.Кн.    1. С. 154).

752

С. 632. ...направо от нее верфь, еще    младенец, с остовом нового судна... —Из-за недостатка в окрестностях Аяна    леса и других причин постройка заложенной на его верфи небольшой шхуны так и не    была завершена (см.:Романов.С. 381;МСб.1855. № 11. Ч. II. С.    6).

С. 632. ...фактория Американской    компании. —Имеется в виду торгово-промышленное акционерное общество    «Российско-Американская компания», основанное в 1799 г. русскими купцами и находившееся с 1844 г. под покровительством правительства; занималось    освоением земель и торговлей на Аляске и Дальнем Востоке. О ней см.:Тихменев    Л. А.Историческое обозрение образования Российско-Американской компании и    действий ее до настоящего времени СПб., 1861–1863. Ч. 1–2 (ч. 1 этого издания    имелась в библиотеке Гончарова — см.:Библиотека.С. 88);Окунь С. Б.Российско-Американская компания. М.; Л., 1939.

С. 632.Она возникла лет десять назад ~ положено    основание Аянского порта —К 1840-м гг. неудобства местоположения Охотского    порта стали очевидны, и в 1842 г. В. С. Завойко и поручик Д. И. Орлов в поисках    нового места для фактории Российско-Американской компании посетили залив Аян.    После предварительного осмотра залива они признали его годным для основания    нового порта, и Завойко отправился обратно в Охотск, а Орлов и прибывший    позднее поручик А. М. Гаврилов подробно исследовали залив. В следующем году на    берегу залива были построены первые здания, а через два года состоялся    окончательный перенос фактории в Аян; в 1846 г. высочайшим повелением фактория была переименована в порт (подробнее см.:Тихменев.С. 7–24;Мамышев    Вс.Американские владения России //БдЧ.1855. № 4. Ч. III и IV. С.    285–286). Но, как пишет современник, «перенос фактории в Аян, хотя и был в    некотором отношении полезен для компании, полезен вообще и тем, что на Охотском    море сделалось одним пунктом более, но <...> устройство и поддержание    дороги в Якутск и, наконец, увеличение на фактории команды и гребных судов и    постоянное содержание этой команды на всю зиму и проч. потребовали    значительного увеличения расхода на факторию противу того, какой был в Охотске.    <...> Вследствие этого содержание дороги из Аяна в Якутск правительство    приняло на себя и употребило значительный капитал для поселений на р. Мае, ибо    в то время имелось в виду основать военный порт в Аяне. Но опыт показал, что на    Мае оседлость прививалась весьма трудно, и Аян остается до сих пор тем же ничтожным    селением, как и в первые годы своего основания» (Романов.С. 381). См.    также:Марков А. И.Аян и новый путь от Аяна до Якутска //МВед.Приб.    1849. 23 июня. № 75; 25 июня. № 76; Залив Аян (Из записок капитан-лейтенанта    Завойко и подпоручика Савина) // Записки Гидрографического департамента    Морского министерства. СПб., 1846. Ч. 4. С. 79.

С. 632.Трудами преосвященного    Иннокентия... —Речь идет об архиепископе Камчатском, Курильском и    Алеутском Иннокентии (1797–1879; в миру — Иван Евсевиевич Попов; в 1814 г. фамилия изменена на Вениаминов; постриг принял в 1840 г.), впоследствии митрополите Московском и Коломенском. Гончаров говорил о нем в письме к Майковым от 13 января 1855 г.: «Здесь есть величавые

753

и колоссальные патриоты. В Якутске, например, преосвященный    Иннокентий: как бы хотелось мне познакомить Вас с ним. Тут-то бы увидели    русские черты лица, русский склад ума и русскую коренную, но живую речь. Он    очень умен, знает много и не подавлен схоластикою, как многие наши духовные, а    всё потому, что кончил ученье не в академии, а в Иркутске и потом прямо пошел    учить и религии, и жизни алеутов, колош, а теперь учит якутов. Вот он-то    патриот. Мы с ним читывали газеты, и он трепещет, как юноша, при каждой    счастливой вести о наших победах». Об Иннокентии см. также главу «Из Якутска»,    очерк «По Восточной Сибири» и примечания к ним (наст. т., с. 769–771, 813–815).    Гончаров неточен, приписывая Иннокентию заслугу основания Аянского порта и    отыскания пути до Охотского моря: в Аяне Иннокентий побывал лишь в 1846 г. (или в 1847 г. — см.:Мамышев Вс.Американские владения России. С. 286) и тогда же    впервые совершил поездку из Аяна в Якутск, частично по старому Охотскому    тракту; по Аянскому тракту от Якутска до Аяна Иннокентий впервые проехал    незадолго до Гончарова, в 1852 г. (см.:Иннокентий. Письма.Кн. 1. С.    374–377). Первым путь от Якутска до Аяна прошел в 1843 г. приказчик Российско-Американской компании А. П. Березин; в следующем году тем же путем прошел    Д. И. Орлов, подробно его исследовав и сделав заключение о возможности    прокладки тракта (см.:Тихменев.С. 12–20).

С. 632. ...бывшего губернатора    камчатского, г-на Завойки... —Василий Степанович Завойко (1809–1898),    участник Наваринского сражения (1824), кругосветного плавания 1835–1838 гг.; с 1839 г. служил в Российско-Американской компании; управляющий Охотской, затем Аянской факторий; с    1850 по 1855 г. — губернатор Камчатки.

С. 633. ...фризовые капоты... —Фриз    — толстая ворсистая ткань.

С. 633.Конец благополучну бегу,    Спускайте, други, паруса! —Начальные строки стихотворения И. И. Дмитриева    «К Волге» (1794); это же стихотворение цитирует в «Обрыве» Райский (часть    вторая, глава II).

С. 634. ...в Аяне, по молодости лет его,    не завелось гостиницы... —Гончарову, очевидно, было известно, что в 1853 г. Н. Н. Муравьев-Амурский обращался в Министерство внутренних дел с просьбой разрешить выделить    деньги на постройку в Аяне особого помещения для приезжающих чиновников, но    получил отказ; для приезжающих выделялась одна комната в станционном доме (см.:РГИА,ф. 1265, оп. 2, № 71). Именно в этой комнате, где уже проживал    ранее приехавший в Аян М. С. Волконский (см. ниже, с. 755, примеч. к с. 635), и    остановился Гончаров с товарищами.

С. 634. ...на князя Оболенского... —Имеется    в виду офицер с фрегата «Диана» Александр Васильевич Оболенский (1823–1865).

С. 634.Это был начальник порта. —Т.    е. капитан-лейтенант Александр Филиппович Кашеваров (Кошеваров; 1809–1866).    Современники отзывались о нем как о гостеприимном хозяине (см.:Струве.С.147); по словам В. А. Римского-Корсакова, «дом начальника порта просторен,    удобен и очень порядочно отделан; даже есть бильярд. Кашеваров и все служащие в    Аяне, конечно, могут жить без лишений» (Римский-Корсаков.С. 344). 18    августа на ужине у Кашеварова присутствовал прибывший в тот день в

754

Аян Н. И. Шарыпов, который писал: «...за столом сидело до 20    человек, окончился ужин в 10 ? ч.» (Шарыпов, л. 69 об.).

С. 634.«Il у а ипе providence pour les    voyageurs! —Парафраза крылатого французского выражения «Il s’est fait la    providence des malheureux» («Есть провидение для несчастных», которое    приводится в очерке «На родине» (1888)).

С. 635. ...и пишу письма в Москву, к вам,    на Волгу. —Из этих писем сохранилась лишь короткая записка к М. А.    Языкову, датированная 17 августа 1854 г.

С. 635. ...и один из них, самый любезный    и приятный из чиновников и людей, М. С. Волконский... —Михаил Сергеевич    Волконский (1832–1909), сын декабриста С. Г. Волконского; по отзыву B.  А.    Римского-Корсакова, «настоящий джентльмен» (Римский-Корсаков.С. 343); в    1854 г. занимал должность чиновника по особым поручениям при Н. Н. Муравьеве.    Весной 1854 г. Волконский был «командирован <...> на Якутско-Аянский    тракт для обозрения, в хозяйственном отношении, с полною подробностию всех    расположенных на этом тракте новых крестьянских заселений, а также для осмотра    дороги от Якутска к Анну и соображений об устройстве оной» (Формулярный список    М. С. Волконского //ИРЛИ, ф. 57, оп. 3, № 16, л. 10 об.–11); он «перевел шесть станций на места, более для них удобные, и доставил начальству    подробные сведения о положении переселенцев, которое оказалось далеко не так    плачевно, как его описывали многие из проехавших из Аяна в Иркутск» (Якушкин.С. 392–393 (письмо И. Д. Якушкина к И. И. Пущину от 30 сентября 1854 г.)). За эту командировку Волконский был представлен к чину титулярного советника. 16 августа 1854 г. Волконский писал родителям: «Какое интересное общество собралось теперь в моей комнате; хохот    и говор не дают мне писать; рассказам нет и конца. Гончаров, наш знаменитый    писатель, которого “Обыкновенная история” пробежала из конца в конец всю    Россию, остановился у меня на все время, пока я здесь. <...> Все это    помещается в моей клетке, снаряжается мною, — человеком бывалым, — в дорогу и    пользуется всем, что мои знания края и дороги могут им доставить. Такой    интересный и образованный круг, конечно, заставит в один день забыть то время,    которое я провел среди аянских лакеев — по их понятиям и образу мыслей» (ИРЛИ,ф. 57, оп. 1, № 182, л. 56–56 об.). Сохранилось 7 писем Гончарова к    Волконскому. См.:Демиховская О. А.И. А. Гончаров и декабристы //РЛ.1975. № 4. C.  111–113, а также ниже, с. 819, примеч. к с. 76.

С. 635.Нас всех ~ разделили на три    партии... —17 августа уехали курьеры П. В. Казакевич, Н. Н. Савич и Н. А.    Крюднер, 20 августа — Н. Н. Муравьев со свитой и после них (очевидно, 23    августа) — Гончаров, князь А. В. Оболенский и П. А. Тихменев.

С. 635. ...теперь уже с печатью    кругосветного путешествия на челе... —Парафраза строки из «Последнего    стихотворения» (1827) Д. В. Веневитинова: «Не много истинных пророков / С    печатью тайны на челе...».

С. 635. ...и со мной Тимофей, повар. —Ср.    выше, с. 443–444. В черновиках очерка «По Восточной Сибири» слуга Гончарова    назван Егором (см.: наст. т., раздел «Рукописные редакции и варианты», с. 355).

755

С. 635–636.Летом надо ехать верхом верст    двести ~ всё, что ни захочешь, даже книги. —Ср. письмо к Майковым от 14    сентября 1854 г: «В Аяне объявили мне, что вещей с собой много брать нельзя,    что вся поклажа везется не на повозках, а на вьючных лошадях, что на каждую    лошадь вьючат от 3 до 5 пуд. Я подарил все свои книги одному из наших новых    поселений в Татарском проливе и роздал на фрегате весь запас манильских сигар.    Потом сказали мне, что 220 верст надо ехать верхом, потом 600 в<ерст>    рекой Майей, потом 180 в<ерст> опять верхом, потом уже 200 верст до    самого Якутска на телегах...».

С. 636.Сказали еще, что если я не хочу    ехать верхом (а я не хочу), то можно ехать в качке...; см. также с.    640:«Качки нет, — сказал мне Б., — не поспела». —Ср. то же письмо:    «Двадцать лет я не садился на лошадь, да когда и садился, так всегда чувствовал    себя совершенно в ее распоряжении. “А нет ли другого способа езды?” — спросил    я. “Есть, в качалке, на двух лошадях, одна спереди, другая сзади”, — говорят    мне. “Так вот и прекрасно, я поеду”. Но мне говорят, что в качалке возят    больных старух. И это не поколебало меня, равно как и то, что вот такая-то    женщина приехала верхом (сидя по-мужски: дамских седел нет), а такая-то уехала.    Я все-таки заказал качалку и, может быть, поехал бы. Но один из приятелей, зная    мой характер, ни слова не говоря, в день отъезда велел подвести к крыльцу    оседланную лошадь. Спрашиваю, где качалка? говорят, не готова».

С. 639.«А есть ли у вас переметные    сумы?» ~ и нашим и вашим...». —Имеется в виду переносное значение    выражения «переметная сума»: «Непостоянный, кидающийся туда и сюда, ненадежный    товарищ» (Даль.Т. 3. С. 68).

С. 639.«Сары — это якутские сапоги из    конской кожи... —Один из современников описывал сары подробнее: эти    «сапоги, которые <...> шьют из кожи на конце спины у коня <...> не    только не пропускают воду, но и не позволяют нисколько намокнуть твоей ноге,    если даже бы и должен был бы ходить четыре или пять дней подряд по воде» (Уваровский    А. Я.Воспоминания // Бётлингк О. Н. О языке якутов / Пер. с нем. В. И.    Рассадина. Новосибирск, 1990. С. 106).

С. 640.Ч. и Ф., без сюртуков... —Очевидно,    Ч. — это содержатель аянских магазинов Российско-Американской компании Чагин    (см.:МСб.1855. № 11. Ч. II. С. 1), а Ф. — бухгалтер аянского порта    Юлий Иванович Фрейберг (см.: Адрес-календарь. 1855. СПб., 1854. И. 1. С. 309).

С. 640.«Прощай, свободная стихия! в    последний раз...» —начальные строки стихотворения Пушкина «К морю» (1824).

С. 642. ...якут на станции ~ вооружился ~ ружьем, которое было в таком виде, в каком только первый раз выдумал    его человек. —Очевидно, Гончаров описывает ружье местного изготовления: по    свидетельству Н. С. Щукина (о нем см. ниже, с. 765, примеч. к с. 679), «якуты с    некоторого времени начали делать сами винтовки, но они далеки еще от    совершенства» (Щукин.С. 227–228).

С. 645. ...и заварили свои два блюда:    варенную в воде муку с маслом и муку, варенную в воде, без масла. —Способ    приготовления этого якутского лакомства описан и у других авторов: «В горшок с    кипящею водою, приправленною молоком и маслом, они всыпают горсти

756

две-три муки; варят с час на огне, мешая мутовкою, и кушанье    готово: это если не хлеб, то хлебное блюдо» (Пежемский П. И.Якуты:    (Отрывок из рукописи) // Иллюстрация. 1848. № 24. С. 380; см. также:Щукин.    С.212).

С. 645.Кучер Иван ~ приобрел    замечательное сведение, что здешние лошади живут будто бы по пятидесяти лет ~ Не знаю, правда ли. —Один из современников писал, что «рассказы якутов    о старости, достигаемой лошадьми, доходят до пределов сказок. Говорят весьма    многие, что были известны кони, жившие до 40 лет» (Гольман В.Заметки о    коневодстве в Якутской области // Памятная книжка Якутской области на 1871 год.    СПб., 1877. С. 136). Ранее Ф. П. Врангель, подтверждая эти сведения, сообщал,    что якутские лошади «остаются молодыми несравненно долее наших, так что    двадцатилетние почитаются у якутов еще не старыми и служат обыкновенно сплошь    по тридцати лет» (Врангель.С. 120).

С. 646.Резигнация(фр. r?signation)    — здесь: покорность.

С. 646. ...прекрасную новую юрту ~ с    окнами, где слюда вместо стекол...; см. также с. 648–649: ...в окнах    слюда вместо стекол: светло и, говорят, тепло. —По свидетельству Н. С.    Щукина, «сибирские крестьяне любят еще придерживаться слюдяных окон; они    говорят, если слюда и темнеет, зато она крепче стекла, хотя стеклянное окно    дешевле слюдяного. Делание слюдяных окон составляло прежде особенное искусство <...>.    Окно делится на две или на четыре части железными прутиками, пластинки слюды, в    натуральных своих фигурах, подбираются одна к другой так, чтоб в целом вышла    какая-нибудь фигура в готическом вкусе. На слой пластинок накладывается с обеих    сторон по жестяной узкой полоске, которые соединяются тонкими железными    гвоздями» (Щукин.С. 50–51). См. также с. 779, примеч. к с. 708.

С. 647. ...король Сандвичевых островов ~ пожал ему руку. —О Сандвичевых островах см. выше, с. 739–740, примеч. к    с. 604. Фрегат «Диана» посетил Сандвичевы острова в мае 1854 г.; в это время их королем был Камеамеа III (Kamehameha; 1814–1854), взошедший на трон в 1833 г. Офицеры фрегата представлялись ему 5 (17) мая; 7 (19) мая король вместе с супругой посетил    фрегат (см.:Махов.С. 29–30); упоминаемый Гончаровым эпизод случился,    по всей видимости, именно в этот день.

С. 648.В Нелькане несколько юрт и    несколько новеньких домиков. —Побывавший в Нелькане за несколько лет до    Гончарова путешественник писал, что это «селение, состоящее из 5-ти домов», в    которых «живут поселенцы, привезенные в 1845 году из Охотска с той целию, чтобы    они занимались постройкою лодок, на которых Компания будет возить пассажиров и    нужные продукты в Якутск, и, сверх того, разводили хлебные посевы» (Марков    А. И.Аян и новый путь от Аяна до Якутска //МВед.Лит. приб. 1849.    25 июня. № 76; см. также:Тихменев.С.25–26).

С. 649.Всё это переселенцы; см.    также с. 652:Русские все старообрядцы, все переселенцы из-за Байкала. —Для    устройства Якутско-Аянского почтового тракта и заселения мест, назначаемых для    почтовых станций, были вызваны желающие переселиться на реку Маю из крестьян    Иркутской губернии и Забайкальской области. Летом 1851 г. были выбраны места для этих поселений, а к маю 1852 г. «100 семейств, составлявших более 600    душ обоего пола, со всем их

757

домашним и полевым скарбом, с годовым запасом муки, крупы и зерна    для первого засева полей, в сопровождении <...> конного и рогатого    скота», были отправлены к Усть-Майской пристани, «откуда должно было начаться    заселение на 26 прибрежных и далее на 2 станциях от Нелькана до Аяна» (Струве.С.133–134). Как пишет позднейший исследователь, «прибыв на место,    эти переселенцы, отличные пахари на родине, попали в очень грустное положение:    при суровом климате хлеба недозревали, и поневоле они обратились в рыболовов и    охотников, с трудом пропитываясь добычею этих промыслов. Голод и болезни    сократили значительно число бедняков, прежде чем они получили возможность    переселиться в Южно-Уссурийский край на средства казны» (Степанов М.Южно-Уссурийский    край // Древняя и новая Россия. 1880. № 3. С. 451–452; о бедственном положении    переселенцев см. также:Заборинский А.Граф Николай Николаевич    Муравьев-Амурский в 1848–1856 гг. С. 625). В 1869 г., через два года после закрытия Аянского тракта, половина семей с Май переселилась на озеро    Ханко, а другая половина — на Камчатку. См. также:Майнов И. И.Русские    крестьяне и оседлые инородцы Якутской области. СПб., 1912. С. 6–8.

С. 651.Они возят зимой на оленях, но,    говорят, эта езда вовсе не так приятна, как на Неве, где какой-то выходец из    Архангельска катал публику... —Зимой 1838–1839 гг. кемский купец Николай    Спиридонович Черняев привел на продажу в Петербург стадо из 117 оленей, которое    расположилось «возле деревни Коломяги, в полуторе версте от Парголова. В лесу    устроен самоедский чум <...> в котором горит вечный огонь и живут три    самоеда с своими собаками, стражами оленей. Стадо ходит вокруг этого чума,    добывая корм из-под снега. <...> Ему советовали потешить петербургских    жителей лапландскою ездою, и он <...> с масляницы выставил четверо саней    (по 4 оленя в каждых), на бегу, против Зимнего дворца. Охотников кататься было    множество на маслянице. Езда вокруг бега стоит рубль с особы. Возят самоеды в    национальном костюме. Олени стоят на бегу от 9 часов утра до 3 пополудни. До    сих пор не случилось никакого неприятного происшествия, и езда эта столь же    безопасна, как на смирных лошадях. Бегут олени чрезвычайно шибко, но о скорости    их бега нельзя судить иначе, как в дальней езде. Купец Черняев возил на оленях    двух иностранцев в Кронштадт (за 25 рублей). Путь туда и обратно совершен вчасс небольшим. Отправясь вместе с паровозом в Царское Село, Черняев на своих    оленях прибыл тудатремяминутами ранее паровоза и готов биться об    заклад, что приедет семью и даже десятью минутами ранее, если захочет. <...>    Олени мчат вихрем, и санки чрезвычайно покойны, для одного седока» (<Без    подписи>.Стадо оленей в Санкт-Петербурге //СПч.1839. 10 февр.    № 31). Езда на оленях настолько понравилась в Петербурге, что Черняев стал    приводить оленей каждый год, вплоть до 1850-х гг. (см.:Щукин Н. С.Езда    на оленях //СПбВед.1850. 31 марта. № 73). О езде на оленях в Сибири    Щукин писал, что она «для непривыкшего <...> есть мучение: седло вертится    под ним с боку на бок, и, чтоб не упасть, надобно прижаться коленами к шее    животного. Далее — ноги седока задевают за пни и колоды или тащатся по снегу.    Олень идет всегда скорым шагом; уставши, ложится; отдохнув же несколько минут,    встает и продолжает свою дорогу» (Щукин.С. 87).

758

С. 651.Якуты ~ должно быть,    южного происхождения и родня каким-нибудь маньчжурам. —В первой половине    XIX в. не было единого мнения по вопросу о происхождении якутов (см.:Щукин.С. 193–197; <Остолопов Н. Ф.?>О происхождении, вере и обрядах    якутов // Любитель словесности. 1806. Ч. I. № 2. С. 118–119, а также статьи,    указанные на с. 773 в примеч. к с. 693).

С. 651–652.Они едят что попало, белок,    конину и всякую дрянь... —Н. С. Щукин пишет о якутах, что «поганого и    мерзкого у них ничего нет: едят еврашек, кротов и падаль. Если отелится корова    или кобыла, то у мокрого еще детенка вырезывают из-под копыта хрящик и сырой    съедают, почитая сие за деликатес; едят насекомых и другую мерзость <...>.    Вообще якуты славятся обжорством, в чем почитают величайшее наслаждение. Самого    тощего якута в две недели можно откормить как лошадь» (Щукин.С.212–213;    см. также:Описание якутов.С. 376).

С. 652.Но всюду здесь водружен крест    благодаря стараниям Иннокентия и его предшественников. —Начало крещения    якутов было положено в 1714 г.: 6 декабря митрополиту Сибирскому Федору был    послан указ Петра I «Об уничтожении кумиров и кумирниц у вогуличей, у остяков,    у татар и у якутов и о крещении сих народов в христианскую веру», в котором, в    частности, говорилось: «...где найдешь их кумиры и кумирницы и нечестивые их    чистилища, и то по сему нашему великого государя указу пожечь, а <...>    всех иноземцев Божиею помощию и своими труды приводить в христианскую веру и о    том явить им словесно и сей наш указ сказать: и которые <...> иноземцы    крестятся, тем нашего царского жалованья давать холст ко крещению, на рубахи, и    в ясаку им льгота будет» (ПСЗ-1.Т. 5. С. 133). В дальнейшем по Якутии    ездили многие миссионеры. В 1799 г. протоиерей Григорий Слепцов основал    походную Николаевскую церковь и прошел с ней по всей Якутии; он также был    инициатором постройки ряда церквей. Вслед за ним с миссионерскими целями в    Якутии побывали священники А. Дычковский, М. Попов, И. Ощепков и др. Подробнее    см.:Мушкин П.Русские миссионеры у чаукчей //МВед.Лит. отдел.    1853. 9 июля. № 82.

С. 652. ...русские определены    содержателями станций и получают все прогоны... —На Аянском тракте ямщики    получали от казны по 320–400 руб. за одну станцию в год.

С. 652.«Можно реветь?»~ «Ну    реви!» —Глагол «реветь» в Сибири употреблялся в значении «звать» (см.:Даль.Т. 4. С. 89).

С. 652. ...понеслись фальцетто... —О    фальцетто см. выше, с. 586, примеч. к с. 201.

С. 653.Сегодня Иван Григорьев просунул к    нам голову: «Не прикажете ли бросить этот камень?» ~ «Белья некуда    девать ~ И что за камень? хоть бы для точила годился!» —Ср. рассказ    об Иване Григорьеве в письме Гончарова к Майковым от 14 сентября 1854 г.: «С одним из моих спутников, именно князем Оболенским, приехал из деревни, кругом Америки, на    “Диане”, его кучер. Тот тешил меня еще больше Тимофея своим воззрением на    виденные им страны,Сандвичевскиеострова,Апаразию(Вальпараисо)    etc., его обращение с змеиными шкурами, разными редкостями, взятыми князем, и,    между прочим, камнями с разных гор. Он просил сделать божескую милость    позволить выбросить камни, говоря, что белья и других хороших вещей некуда    деть, а тут каменья вози, а

759

уж ежели возить каменья, так просил взять один камень для точила,    который увидал где-то в Бразилии».

С. 654–655.Одно неудобно: у нас много    людей. ~ «У них уж завелась лакейская ~ Их не добудишься, не дозовешься,    ленятся, спят ~ курят наши сигары». —О том же Гончаров писал    Майковым в указанном выше письме: «Худо то, что люди наши, из которых каждый,    будучи взят отдельно, препорядочный малый, а вместе все они образовали быстролакейскую,со всеми ее гнусностями, не исключая и запаха. Лень, сон, вялость и    прожорливость не знали границ. Когда надо, их не докличешься, когда не надо,    они стоят и слушают, разиня рот, не касающийся до них разговор, быстро    уничтожают целые головы сахару ипроливаютпо горам вино».

С. 655.Вина в самом деле пока в этой    стороне нет...; см. также с. 695:Я выше сказал, что от Якутска    до Охотского моря нет вина; против тайного провоза его приняты очень строгие    меры. —Согласно разработанному при непосредственном участии М. М.    Сперанского и высочайше утвержденному 22 июня 1822 г. уставу «Об управлении инородцами», «ввоз и продажа горячих напитков в стойбищах и на ярмарках    кочующих строжайше запрещается», а «за ввоз и продажу кочующим горячих напитков    непосредственно ответствует Инородная управа и потому имеет право таковую    продажу остановить, напитки отобрать и виновных представить начальству для    поступления по законам» (ПСЗ-1.Т. 38. С. 397, 405–406). Однако, по    высочайше утвержденному 29 ноября 1833 г. положению Сибирского комитета «О ввозе вина к инородцам кочевым и бродячим», не запрещалось «самим инородцам    покупать вино в местах откупной продажи и провозить оное к своим семействам для    собственного их домашнего употребления. Они токмо не должны перепродавать или,    как они выражаются, променивать или одолжать оное никому другому и строжайше за    сие ответствуют наравне с другими подобными продавцами оного» (ПСЗ-2.Т.    8. Отд. I. С. 710). Положение от 21 июня 1834 г. «Условия для содержания питейных сборов в Сибирских губерниях: Иркутской, Енисейской, Тобольской и Томской, и в    Омской области с 1835 по 1839 год» оговаривало наличие питейных домов в Сибири:    «...в городах <...> Якутской области: Олекминске, Оленске, Верхоянске,    Среднеколымске, в самом Охотске и по Камчатскому краю в Петропавловской гавани    — дозволяется иметь по одному только питейному дому в каждом из означенных    городов. <...> Перемещения же питейных домов из городов в селения и из    селений в города не дозволяется» (ПСЗ-2.Т. 9. Отд. I. С. 543–544); по    аналогичному закону 1850 г. запрещалось иметь питейные дома в Охотске и на    Камчатке (см.:ПСЗ-2.Т. 25. Отд. I. С. 352). Запрет на торговлю    спиртным с местным населением был оговорен даже в уставе Российско-Американской    компании, утвержденном 10 октября 1844 г... «Крепкие напитки и огнестрельные снаряды исключаются из предмета мены, в том уважении, что могут обратиться во    вред жителей. При угощениях не воспрещается, однако, давать и крепкие напитки в    малой мере» (ПСЗ-2.Т. 19. Отд. I. С. 638). Однако запреты эти постоянно    нарушались, и контрабанда спирта в Восточной Сибири к середине XIX в. приобрела    широкий размах.

С. 655.Подстава —лошади,    выставленные впереди по пути следования для замены уставших.

760

С. 657. ...потомок Атласова, одного из    самых отважных покорителей Камчатки... —Имеется в виду первопроходец    Василий Васильевич Атласов (ок. 1661/1664–1711), в 1697–1699 гг. совершивший    первые походы по Камчатке; об Атласове Гончаров знал из книги С. П.    Крашенинникова «Описание земли Камчатки» (СПб., 1755. Т. 2. С. 192–206), о    чтении которой он упоминал в Автобиографии 1874 г.

С. 658.По платью их не отличишь от    мужчин, только и можно узнать по серьгам. —Как пишет один из этнографов    того времени, якутские женщины «носят такое же платье, как и мужчины, но шубы    их ниже колен <...> В ушах имеют по три и по четыре серьги, сделанные из    больших серебряных колец, и вместо подвесок на оных вздевают по три и четыре    китайские королька двух цветов, белого и черного, а на конец тонкие серебряные    круглые бляшки, величиною в денежку» (Описание якутов.С. 373).

С. 658.Дормез —большая карета,    приспособленная для сна в пути (фр. dormeuse; букв. — соня).

С. 659. ...до Амгинский слободы,    заселенной русскими... —Амгинская слобода была основана казаками в 1735 г. О ней Гончаров писал в письме к А. А. Краевскому в сентябре 1854 г.: «Здесь есть целая русская слобода, Амгинская, на реке Амге, где почти ни один русский не    говорит, то есть не знает, по-русски, а всё по-якутски». Об этом же    свидетельствует и Н. С. Щукин, писавший, что она состоит «из русских крестьян;    но крестьяне сии совершенно не умеют говорить по-русски и ничем не отличаются    от якутов» (Щукин.С. 165; ср. также:Струве.С. 67).

С. 660.Нет сомнения, что будет езда и    дальше по Аянскому тракту. Всё год от году улучшается... —Прогнозы    Гончарова не оправдались, так как «в 1854 году началось плавание по Амуру и    таким образом открылось для Восточной Сибири сообщение с Тихим океаном, минуя    Якутск и Аян, и в тракте Якутско-Аянском надобности насущной не представлялось»    (Струве.С. 146). В 1867 г. Аянский тракт был официально закрыт. См.    также:Линден.С. 115–116.

С. 660.Если б видели наши столичные    чиновные львы ~ они бы покраснели за свои так называемые неусыпные труды... —Ироничное    высказывание о «неусыпных трудах» петербургских чиновников ср. в «Обрыве»    (часть I, глава I). О «львах» см.: наст. изд., т. 1, с. 472–473, 787–788.

С. 661–662.В слободе есть деревянная    церковь во имя Спаса Преображения. —Сооружена в 1824 г.

761