Официальный сайт Группы по подготовке Академического полного собрания сочинений и писем И. А. Гончарова Института русской литературы (Пушкинский Дом) Российской Академии наук

II.IV. Примечания

II.IV. Примечания

Фрегат Паллада. Ликейские острова

IV

ЛИКЕЙСКИЕ ОСТРОВА

С. 492.Ликейские острова. —Имеется    в виду архипелаг между островом Кюсю и Тайванем (ныне — Рюкю (Нансей); общая    протяженность 1200 км). Состоит из шести групп островов, крупнейший из которых    Окинава (во времена Гончарова — Большой Лю-Чу). В 1881 г. архипелаг официально присоединен к Японии в качестве отдельной префектуры с административным    центром в г. Наха (см. ниже, с. 704, примеч. к с. 497). Ср. замечание спутника    Гончарова: «Из Японии мы пошли на Ликейские острова, или Острова Лу-Чу, —    средняя группа из расположенных между Япониею и Филиппинскими островами;    население — смесь японцев и китайцев. Патриархальная жизнь и мирные нравы. Остров    Большой Лу-Чу — огромнейший сад с селами и городом» (Посьет ОЗ.№ 4. С.    123).

С. 492.Я всё время поминал вас, мой    задумчивый артист: войдешь, бывало, утром к вам в мастерскую... —Гончаров    обращается к Н. А. Майкову. О нем см. выше, с. 558, примеч. к с. 49; ср.: «О    Вас, друг мой Николай Аполлонович, думаю часто <...> всё не умею    вообразить себе горячего, поглощенного искусством художника иначе, как в Вашем    лице, — так и вижу Вашу мастерскую, Вас, Ваши тусклые, замасленные платья, вижу    темноту и как Вы, закопавшись сами в розовый халат, сидите задумчиво...»    (письмо к Евг. П. и Н. А. Майковым от 20 июля (1 августа) 1860 г.).

С. 493. ...а тут одна только карта и есть    порядочная — Бичи. —О Ф. Бичи cм. выше, с. 605, примеч. к с. 302.    Возможно, имеется в виду карта, опубликованная в книге:Beechey.

С. 494.Мы прошли по глинистой отмели,    мимо ям и врытых туда сосудов для добывания из морской воды соли. —Морская    вода в районе Ликейских островов обладает повышенным содержанием соли. Добыча    соли из морской воды была одним из традиционных ликейских промыслов. В книге Б.    Холла (о нем см. ниже) технология добычи описывается следующим образом: «У    самого моря расположены обширные площадки, поверхность которых тщательно    утрамбована и засыпана тонким слоем песка. Песок выравнивается граблями,    скребками и т. п. В самую жару мужчины бочками носят морскую воду и небольшими    ковшами расплескивают ее на этих площадках. Вода под воздействием жаркого    солнца испаряется, и оставшуюся соль вместе с песком собирают в специальные    каменные сосуды <...>. В наполненный сосуд вновь заливают морскую воду,    которая впитывает соль и вытекает из придонных отверстий в виде насыщенного    раствора. Для получения конечного продукта раствор кипятят...» (Hall.P.    220). В отчете экспедиции М. К. Перри помещен рисунок, изображающий все стадии    добычи соли и полностью соответствующий описанию Холла (см.:Perry.Vol.    1. Р. 362–363).

С. 494.Возьмите путешествие Базиля Галля    (в 1816 г.)... —Бэзил Холл (Hall; 1788–1844) — английский    мореплаватель и писатель. В 1816 г. был назначен капитаном десятипушечного    брига «Лира», который сопровождал фрегат «Альцест» с английским посольством в    Китай. Пока шли переговоры, Холл исследовал побережье Китая, Кореи и Лю-Чу.    Этой экспедиции посвящена книга:Hall.В письме к Е. А. и М. А. Языковым    от 13 (25) марта 1854 г.

701

Гончаров сообщал: «Я много читал об этих островах, о наивности    жителей, о их гостеприимстве, смирении, кротости, патриархальном образе жизни и    прочих добродетелях золотого века и считал всё это за шутку первого посетившего    их Базиля Галля. Но, к удивлению моему, я нашел, что картина его этой брошенной    среди океана идиллии далеко не полна. Представьте, что всё так, как он пишет,    по крайней мере наружно. Действительно — это ряд восхитительных долин, холмов,    журчащих ручейков под темным сводом прекрасных разнообразных деревьев. Везде    обработанные поля, труд и довольство. На берегу нас приветствовали какие-то    длиннобородые старцы, с посохами в руках, с глубокими поклонами, с плодами.    Черт знает что такое: вспомнишь не то Феокрита, не то Гомера, не то русскую    сказку о стране, где текут реки меду и молока. А здесь — лучше меду — сахарный    тростник, молоко из кокосов, бананы и т. п. Я дополнил, как умел, картину Базиля    Галля, записал, что видел, да, боюсь, не поверят».

С. 494. ...он в числе первых посетил    Лакейские острова... —В действительности первым европейцем, посетившим Ликейские    острова еще в августе 1771 г., был известный авантюрист Бениовский, бежавший из    камчатской ссылки. Подробнее об этом см.:Benyowski М. A. de.Voyages et M?moires. Paris,    1791. Т. 2. P. 74. В декабре 1796 г. капитан Британского королевского флота    Вильям Роберт Броутон (о нем см. ниже, с. 722, примеч. к с. 612) на шлюпе «Провидэнс» также    побывал на Ликейских островах (см.:Broughton    W. R.A Voyage of Discovery to the North Pacific Ocean: In which the Coast    of Asia <...> have been examined and surveyed: Performed in His Majesty’s    Sloop «Providence», and her Tender, in the Years 1795, 1796, 1797, 1798. London,    1804. Vol. 1. P. 147–160).

C. 494. ...взгляните на приложенную к    книге картинку... —Гончаров описывает далее гравюру В. Хавелла «Napakiang»,    сделанную по рисунку Б. Холла (см.:Hall.P. 76–77).

С. 494.Всё будто размерено~как    на декорации или на картинах Ватто. —Жан-Антуан Ватто (Watteau; 1684–1721)    — французский художник, гравер, орнаменталист; создатель жанра «галантных    празднеств». Фоном «галантной» сцене служил пейзаж в манере рококо.

С. 494.Читаете, что люди, лошади, быки —    здесь карлики... —Ср.: «Лошади, как и люди, миниатюрны...»; «Основные    животные, замеченные нами на Лю-Чу, — волы, лошади, овцы, козы, свиньи и кошки    — все чрезвычайно миниатюрные <...> лошади так малы, что у сидящего на    них высокого человека ноги достают до земли; все эти животные, должно быть,    высоко ценятся в Японии, поскольку обычно составляют часть ликейской дани    японцам» (Beechey.P. 157, 207). Б. Холл сообщает, что коровы —    «маленькой черной породы» (Hall.P. 217).

С. 494.Люди добродетельны ~ ничего между    собою, кроме учтивостей, не говорят; иностранцы ничего, кроме дружбы, ласк да    земных поклонов, от них добиться не могут. —Книга Б. Холла действительно    изобилует описаниями ликейских добродетелей и хороших манер. Ср.: «Никогда не    встречали мы людей, настроенных так дружественно. Едва они причалили к нашему    кораблю, один тут же подал кувшин с водой, а другой — корзину с овощами. И все    это — без малейшего намека на возможность какой-либо платы.

702

Манеры их были исполнены благородства и почтительности; в нашем    присутствии они всегда обнажали головы, во время разговора постоянно кланялись;    когда мы угостили их ромом, они попробовали его, только поклонившись по очереди    всем присутствовавшим» (Hall.P. 61–62); «...выражение лиц у них    сладостное и смышленое <...>. В обращении они скромны, вежливы,    застенчивы и почтительны, а при более близком знакомстве оказываются в высшей    степени интересными и дружелюбными людьми» (Ibid. P. 71). См., кроме того: Ibid.    P. 68, 94–95, 106–107, 124,    130. Другие путешественники, посещавшие острова, считали, что Холл сильно    преувеличил достоинства местных жителей. Скептически оценивалось сочинение    Холла коммодором М. К. Перри: «Либо капитан Холл ошибался, либо национальные    черты изменились со времени его визита. Он изобразил их не ведающими оружия,    денег, послушными и честными, скрупулезно исполняющими все законные    установления, любящими друг друга и совершенно неспособными причинить кому-либо    малейший вред. Офицеры эскадры отправлялись на остров в надежде лично    засвидетельствовать все эти замечательные черты, но <...> постепенно    убеждались в том, что человеческая природа на Лю-Чу та же самая, что и везде» (Perry.Vol. 1. P. 185).

С. 495.Что это? Где мы? ~ в    золотом веке? Ужели Феокрит в самом деле прав?;см. также с. 540: ...какие,    конечно, не снились самому отцу Феокриту. —Феокрит (1-я пол. III в. до н.    э.) — эллинистический поэт, создатель жанра «буколической поэзии». В России интерес    к его идиллиям существовал в период сентиментализма. Произведения Феокрита    могли быть известны Гончарову по переводам И. И. Мартынова, А. М. Кутузова, А.    X. Востокова, А. Ф. Мерзлякова, Н. И. Гнедича.

С. 495. ...поверишь и мадам Дезульер и Геснеру    с их Меналками, Хлоями и Дафнами; недостает барашков на ленточках». —Антуанетт    Дезульер (Deshouli?res; 1638–1694) — французская писательница, автор    идиллий «Овечки», «Ручей», «Цветы» и др. Некоторые из них вышли в русском    переводе: Идиллии госпожи Дезульер / Переведены А. Мерзляковым. М., 1807. Саломон    Геснер (Gessner; 1730–1788) —    швейцарский немецкоязычный писатель, поэт и художник. В переводе идиллии Геснера    могли быть известны Гончарову по изданиям: Идиллии и пастушьи поэмы господина Геснера    / Переведены с подлинника Василием Левшиным. М., 1787; Поли. собр. соч. г-на Геснера    / Пер. с нем. И. Тимковского. М., 1802. Ч. 1. Гончаров перечисляет    распространенные «идиллические» имена (ср. названия идиллий Геснера: «К Дафне»,    «Филлида и Хлоя», «Дафна и Хлоя», «Меналк и Алексис»). Одна из идиллий Геснера    упоминается в «Обыкновенной истории» (см.: наст. изд., т. 1, с. 364, 778).

С. 495.«Пойдемте в столицу ~ в    Чую или Чуди (Tshudi, Tshue — по-китайски Шоу-ли, главное место, но жители    произносят Шули)... —Шули или Шури — в 1429–1881 гг. столица Лю-Чу,    резиденция ликейского короля; 18 июня 1881 г. столица перенесена в г. Наха (см.    ниже, с. 704, примеч. к с. 497). С 1954 г. Шури — район г. Наха (см.: Большая    энциклопедия японских географических названий: В 49 т. Токио, 1986. Т. 47:    Префектура Окинава. С. 402–406. На яп. яз.).    Особенности ликейского произношения

703

фиксирует также Ф. Бичи: «Шули лючуанцы произносят как Шуди, так    же как Лю-Чу — Ду-Чу» (Beechey.Р. 204–205).

С. 496. ...каких-нибудь сорок лет назад    узнали о их существовании... —Имеется в виду экспедиция Б. Холла в 1816 г. См. также выше, с. 701–702, примеч. к с. 494.

С. 496.Книг, пороху и другого подобного    разврата нет. —Источник этих сведений — книга Б. Холла: «Об их литературе    мы смогли получить крайне скудные сведения; говорят, что у них есть всего    несколько книг на родном языке...» (Hall.P. 208). «Мы не видели здесь    никакого оружия, и туземцы неоднократно говорили, что его здесь нет. То, как    они вели себя при выстреле из мушкета, доказывает их полное незнание    огнестрельного оружия» (Ibid. P. 209). Другие путешественники утверждали, что ликейцам    известно огнестрельное оружие (ср.:Perry.Vol. I P. 186).

С. 497.Американцы,    или люди Соединенных Штатов, как их называют японцы, за два дня до нас ушли отсюда...    —Так называли американцев не только японцы. «Люди Соединенных Штатов» —    вероятно, калька официального названия американцев: «citizens of the United States»,    употреблявшегося в том числе и в договорах экспедиции Перри. Американские    корабли, многократно заходившие на Лю-Чу в 1853–1854 гг., покинули порт Наха 26    января (7 февраля) 1854 г. (см.:Perry.Vol. 1.    P. 371, а также:Всеподданнейший отчет.С. 191).

С. 497. ...коммодор Перри... —О нем    см. выше, с. 567–568, примеч. к с. 106.

С. 497.В Напу, или в Напа-Хиян: вон он!...    —Напакианг (ныне — Наха) — с XIV в. главный порт государства Лю-Чу. Первое    упоминание в европейской литературе об этом городе встречается в записках    французского миссионера Антуана Гобила (Gaubil; 1689–1759), прибывшего в Китай    в 1723 г. (см.:Gaubil A.Memoires sur les ?les que les Chinois appelent    ?les de Lieou-Kieou // Lettres ?difiantes et    curieuses. Paris, 1781. Vol. 23. P. 520–560).

C. 497. ...какое-то белое тесто из бобов,    которое тут же поджаривали на жаровнях. —Речь идет о соевом твороге «тофу»,    традиционном японском и ликейском блюде; употребляется с соевым соусом, в    качестве приварка в мясном супе, а также обжаренным в масле (см.:Ёсихару Хэсики,    Эхара Ёсимори.Одежда и пища Окинавы и Амами. Токио, 1974. С. 98–100. На яп. яз.).

С. 497.Боже мой, какое безобразие! ~ прекрасным    полом следовало бы называть здесь нашего брата, ликейцев, или лу-чинцев, а не    этих обожженных солнцем лу-чинок. —Гончаров мог видеть только женщин из    низших социальных слоев, так как дамы из высшего общества в это время не    показывались даже родственникам. Впрочем, его наблюдения несколько расходятся    со свидетельствами других путешественников: «Женщины из низших слоев общества,    которых мы видели на Лю-Чу, — не самые привлекательные представительницы своего    пола, но они ничуть не хуже мужчин, а некоторые — очень милы, вопреки    утверждению Ан-я (ликейского чиновника. —Ред.),что ликейские    женщины — безобразны» (Beechey.P. 166).

С. 497.Вы знаете дорогу в Парголово: вот    такая же крупная мостовая ведет в столицу; только вместо булыжника здесь    кораллы... —Участник экспедиции М. К. Перри заметил, что дорога в Шури

704

«восхитительна и ничем не уступает макадамовым мостовым в Англии» (Perry.Vol. 1. P. 181).

С. 500. ...один из оставшихся    американских офицеров, кажется методист... —Т. е. приверженец методизма —    одного из направлений протестантизма, возникшего в XVIII в. в Англии и    получившего распространение в США, Канаде и других странах.

С. 500. ...широкие ворота с фронтоном в    китайском вкусе, с китайской же надписью. «Что там написано? прочтите» ~ «Не    вижу, высоко»... —Изображение ворот см.:Perry.Vol. 1. P. 217. Ворота были трехарочные, причем через центральную    арку могли проходить только знатные люди. Переводчик при коммодоре Перри,    Вильяме, истолковал надпись на фронтоне как «Place of authority»    («Местоположение власти») (Ibid. P. 216). Другой участник экспедиции Перри    сообщает, что золоченая китайская надпись над центральной аркой гласила: «Это    маленький остров, но здесь соблюдают приличия. Знатные люди проходят через    центральный вход, остальные — через боковые» (цит. по:Walworth.P. 51);    вероятно, в данном случае изложено толкование надписи. Согласно японским    источникам, текст надписи: «Шурэй но куни» («Страна соблюдения приличий») —    имеет историческое происхождение: так назвал ликейское государство в 1580 г. китайский император. Подробнее об этой надписи см.:Ямасато Эикити.Рассказ об истории    Окинавы. Токио, 1967. С. 140–143. На яп. яз.;Энциклопедия    Окинавы.Т. 2. С. 388–397. Некоторая разноречивость сведений, возможно,    объясняется тем, что в разное время на одних и тех же воротах помещались разные    надписи, о чем сообщает более поздний источник: «Ворота <...> “Ю-рей-мон”    деревянные и служили главным образом триумфальными арками для приема китайских послов,    ежегодно приезжавших к лиукейскому королю от богдыхана для получения податей и    подарков. Потому на <...> воротах обычно была надпись “Тай-кен” — “В    ожидании мудреца”, но перед приездом почетных гостей ее заменяли таблицею, на    которой были начертаны золотом иероглифы “Ю-рей-но-куни” — “Страна, соблюдающая    церемонии”, т. е. не какая-нибудь дикая, а причастная к великой Поднебесной    империи» (Шмидт П. Ю.На островах Лиу-Киу // Природа и люди. 1929. Кн.    4. С. 48).

С. 500. Уворот по обеим сторонам, на пьедесталах,    сидели коралловые животные, вроде сфинксов. —У ворот стояли изваяния львов    (см.:Энциклопедия Окинавы.Т. 2. С. 388–397). Эти сведения    подтверждаются и русским источником: «Третьи ворота “Кван-квай-мон” — “Ворота    для приема”, непосредственно в каменной стене с двумя каменными львами    китайского фасона по бокам. Они запирались на ночь в целях охраны, и наверху в    башне караулили часовые» (Шмидт П. Ю.На островах Лиу-Киу. С. 48).

С. 500. ...всё окаменело, точно в    волшебной сказке... —См. выше, с. 568, примеч. к с. 107.

С. 501.Это не жизнь дикарей, грязная,    грубая, ленивая и буйная, но и не царство жизни духовной ~ что жизнь эта    дошла до того рубежа, где начинается царство духа, и не пошла далее... —Мысль    о неравномерном историческом развитии народов была воспринята Гончаровым из    самых различных источников. Так, у неоднократно упоминавшегося писателем С.    Билля читаем: «Карус уподобляет китайцев известным в физиологии созданиям с    задержками в развитии, и едва

705

ли возможно было бы найти более меткий образ. Вместо того чтобы    созреть до гармонического целого, они остановились в своем духовном развитии на    половине пути; их не коснулось дуновение мысли в ее высоте и творческой силе,    божественное в человеческой природе их не проникает» (Bille.S. 76). См.    также выше, с. 499–502 и ниже, с. 739, примеч. к с. 602.

С. 502.Представьте пруд, вроде Марли...    —Имеется в виду Большой пруд марлинского ансамбля в Петергофе    (прямоугольный водоем перед восточным фасадом дворца Марли).    Садово-архитектурный ансамбль Марли, задуманный Петром I под влиянием личных    впечатлений от посещения резиденции Марли под Парижем, был построен в 1720–1724    гг.

С. 503.Дом оказался кумирней, но идола    не было, а только жертвенник с китайскими надписями на стенах и столбах ~ Тут,    кажется, молились не буддисты, а приверженцы древней китайской религии. —Судя    по описанию, Гончаров посетил Святой Мавзолей Шури (Мавзолей Конфуция),    построенный в 1837 г. (см.:Энциклопедия Окинавы.Т. 2. С. 398).

С. 503. ...перед нашим приездом умерла    вдовствующая королева, мать регента, управляющего островами вместо малолетнего    короля. —Регентом островов в 1852–1860 гг. был Оодзато одзи (букв.: принц Оодзато;    собств. имя: Оодзато Тёкё), дядя малолетнего короля Сё Тая (см.:Энциклопедия    Окинавы.Т. 1. С. 388). О малолетнем короле см. ниже, с. 707, примеч. к с.    504.

С. 503.Ликейские острова управляются    королем. —Объединение трех ранних государств Тюдзан, Нандзан, Хокудзан,    существовавших на архипелаге с середины XIV в., под политической властью тюдзанского    правителя Сё Хаси произошло в 1429 г. (первое родословие Сё-си). В 1469 г. Канамару (чиновник правительства Сё-си, возглавивший военный переворот) узурпировал власть.    Провозгласив себя королем Сё Эн, Канамару основал новую династию (второе    родословие Сё-си), продержавшуюся у власти до введения протектората Японии.

С. 503.Около трехсот лет назад прибыли    сюда японские суда, а именно князя Сатсумского... —Имеется в виду Симадзу Иэхиса    (1576–1638), восемнадцатый князь из рода Симадзу, владетель земли Сатсума.    Военный поход японцев на Лю-Чу состоялся в 1592 г. в связи с Имджинской войной (см. ниже, с. 746–747, примеч. к с. 621–622). В 1609 г., собираясь импортировать иностранные товары через Лю-Чу, Симадзу Иэхису вновь отправил на    архипелаг военную экспедицию, в результате которой остров Амами-ошима,    отторгнутый от Ликейского королевства, вошел в состав Сатсума-кэн (см.:Синдзато    Кэидзи, Таминато Томоаки, Киндзё Сэитоку.История префектуры Окинава.    Токио, 1972. С. 74–93. На яп. яз.). Еще в 1920-е гг. туристам    демонстрировалась могила полководца, завоевавшего Лю-Чу: «...мы незаметно дошли    до соседней деревушки Ураками <...> посмотреть местную    достопримечательность, могилу японского героя Таира Аймори <...>) это был    японский полководец, завоевавший Амами-ошиму <...>. Тут же находилась и    огромная четырехсотлетняя сосна, которую будто бы посадил сам Таира» (Шмидт    П. Ю.На островах Лиу-Киу. С. 32).

С. 504.Ликейский король, в начале    царствования, отправляется обыкновенно в Японию и там утверждается окончательно.    —После

706

завоевания островов Сатсумским князем была установлена традиция, в    соответствии с которой каждый новый правитель Лю-Чу, одетый в китайское платье,    должен был являться в столицу княжества Сатсума и в Эдо. Сведения об этом    Гончаров, вероятно, получил от Б.-Ж. Беттельгейма (см.:Всеподданнейший    отчет.С.191).

С. 504.Нынешнему королю всего двенадцать    лет. —Имеется в виду Сё Тай о (1843–1901), последний король островов,    правивший в 1848–1881 гг. (см.: Большой биографический словарь японцев: В 6 т.    Токио, 1937. Т. 3. С. 382. На яп. яз.; Большая энциклопедия японской истории: В    15 т. Токио, 1986. Т. 7. С. 555–556. На яп. яз.).

С. 504.Ликейцы находились в зависимости    и от китайцев, платили прежде и им дань; но японцы, уничтожив в XVII столетии    китайский флот и десант, посланный из Китая для покорения Японии, избавили и ликейцев    от китайской зависимости. —Вассальное положение Лю-Чу по отношению к Китаю    было признано в 1372 г., оно в основном касалось торговых отношений,    самостоятельность Ликейского королевства во внутренней и внешней политике    сохранялась (см.:Синдзато Кэидзи, Таминато Томоаки, Киндзё Сэитоку.История    префектуры Окинава. С. 12–15, 42–44,    62–65). Ср. также с. 735, примеч. к с. 594–595. Датировка китайского «десанта» в Японию, почерпнутая,    по-видимому, из книги Ф.-Ф. Зибольда (Зибольд.Т. 2. С. 260), ошибочна:    в XVII в. не было китайских военных экспедиций в Японию. Описываемые Гончаровым    события относятся к XIII в.; имеются в виду морские походы 1274 и 1281 гг. хана    Хубилая (с 1280 г. — император Юань, объединивший под своей властью Монголию,    Маньчжурию, Китай). В 1274 г. корабли, направленные Хубилаем, захватили    японские острова Цусима и Ики и готовились высадить десант на остров Кюсю, но    гибель монгольского главнокомандующего и тайфун заставили нападавших вернуться    в Китай. В 1281 г. на Японию двинулось два флота: из Кореи и от побережья    Южного Китая. Страшный тайфун, потопивший значительную часть кораблей, вновь    остановил монгольскую экспансию в Японию. «Избавление» же ликейцев от китайской    зависимости с этими событиями не связано и произошло только в 1875 г., когда японское правительство заставило Лю-Чу прекратить торговлю с Китаем (см.:Синдзато Кэидзи,    Таминато Томоаки, Киндзё Сэитоку.История префектуры Окинава. С. 152–157).

С. 504.Письменного своего языка у них    нет: они пишут японскими буквами. —Имеются в виду знаки каны, используемые    в смешанной системе письма, где корень слова записывается китайским иероглифом,    а грамматические элементы (суффиксы, окончания) — каной. Кана — общее название    для слоговых азбук, созданных в Японии на базе китайской иероглифики. Уже в    VIII в. некоторые иероглифы употреблялись как фонетические знаки, а в IX в. из    упрощенных иероглифов возникли знаки каны. Подробное описание японских слоговых    азбук содержалось в книге Ф.-Ф. Зибольда (см.:Зибольд.Т. 2. С. 86–93).

С. 504.Гошкевич и отец Аввакум отыскали    между ликейцами одного знакомого, с которым виделись, лет двенадцать назад, в    Пекине... —Вероятно, имеется в виду переводчик с китайского и английского    языков Итарасики Тётю (1818–1862).

С. 505.Однако ж ликейцы не производят    себя ни от японцев, ни от китайцев, ни от корейцев. —«Обитатели Лю-Чу, —    сообщает

707

Ф. Бичи, — вообще очень ревностно относятся к древности своей    нации. Они ведут свое происхождение от древнейших прародителей Омо-мей-кейу    <...>. Их старший сын по имени Тьен-сун (внук небес) был первым королем Лю-Чу.    От него ведут свой род все последующие короли, знать произошла от второго сына,    народ — от младшего» (Beechey.P. 212).

С. 505.Язык у них ~ сродни японскому    и составляет, кажется, его идиом. —Идиом (фр. idiome) — местное наречие,    говор. Ср.: «Их простонародный язык очень отличается от китайского и намного    более схож с японским. Наблюдение Клапрота <...> свидетельствовавшего,    что язык Лю-Чу — диалект японского с солидной примесью китайского, видимо,    абсолютно справедливо» (Beechey.Р. 185).

С. 505. ...забор шел лабиринтом и был не    один ~ и мы очутились в маленьком садике... —Ср. описание    планировки улиц у другого путешественника: «...тропинка ведет путешественника в    небольшой лес. Войдя туда, чрез арку, сплетенную из древесных ветвей, видишь    себя в лабиринте, где тысячи дорожек и нет выхода. Есть небольшие живые    калитки; отоприте одну из них, и вы увидите двор с птицами и дом и все принадлежности    фермы. <...> Путешественник думает, что находится в пустыне, а в самом    деле окружен большим, но невидимым селом» (Зибольд.Т. 2. С. 264).

С. 506. ...английский миссионер Беттельгейм ~ Восемь лет на Лю-Чу — это подвиг истинно христианский! —Бернар    Жан Беттельгейм (Bettelheim; 1811–1870) — протестантский миссионер, английский    подданный, родился в Венгрии. Находился на Лю-Чу в 1846–1854 гг. по заданию    миссионерской организации «Lew Chew Naval Mission». M. К. Перри, которому Беттельгейм    помогал в качестве переводчика, характеризовал его как человека разносторонне    образованного и преданного долгу (см.:Perry.Vol. 1. P. 258–259).

С. 507.Странствуешь точно с Улиссом к    одному из гостеприимных царей-пастырей, которые выходили путникам навстречу,    угощали... —Видимо, Гончаров имеет в виду следующие стихи в третьей книге    «Одиссеи» Гомера «В Пилосе»: «Все, иноземцев увидя, пошли к ним навстречу и,    руки / Им подавая, просили их сесть дружелюбно с народом. / Первый их    встретивший, Несторов сын, Пизистрат благородный, / Ласково за руки взявши    обоих, на бреге песчаном / Место на мягких разостланных кожах занять пригласил    их...» (III, 34–38). Гостеприимная встреча путников    описывается и в книге четвертой «В Лакедемоне», но в обоих случаях цари    встречают не Одиссея (Улисса), а его сына, Телемака.

С. 507. ...как Диоген, попросили бы не    загораживать им солнца. —Имеется в виду один из распространенных анекдотов    о Диогене Синопском (404–323 до н. э.); см., например, в «Сравнительных    жизнеописаниях» Плутарха: «Собравшись на Истме и постановив вместе с    Александром идти войной на персов, греки провозгласили его своим вождем. В    связи с этим многие государственные мужи и философы приходили к царю и выражали    свою радость. Александр предполагал, что так же поступит и Диоген из Синопы <...>.    Однако Диоген, нимало не заботясь об Александре, спокойно проводил время в Крайни,    и царь отправился к нему сам. Диоген лежал и грелся на солнце. Слегка    поднявшись при виде такого множества

708

приближающихся к нему людей, философ пристально посмотрел на    Александра. Поздоровавшись, царь спросил Диогена, нет ли у него какой-нибудь    просьбы: “Отступи чуть в сторону, — ответил тот, — не заслоняй мне солнца”.    Говорят, что слова Диогена произвели на Александра огромное впечатление <...>.    На обратном пути он сказал своим спутникам, шутившим и насмехавшимся над    философом: “Если бы я не был Александром, я хотел бы быть Диогеном”»    (Александр, XIV). О Диогене см. также: наст. изд., т. 1, с. 795, примеч. к с.    487.

С. 508–509.Несколько    лет назад здесь поселились два католические монаха. ~ Так те, не успев    ни в чем, и уехали на французском военном судне, под командою, кажется,    адмирала Сесиля, назад, в Китай. —Гончаров неточно пересказывает эпизод из    ликейской главы «Путешествия по Японии» Ф.-Ф. Зибольда: «В 1842–43 годах, когда    адмирал Сесиль находился в этих местах с французской эскадрой, католические    миссионеры вздумали воспользоваться его присутствием. В конце апреля 1844 года    корвет “Алкмена” отправился из Макао вНапу,столицу острововЛиу-Киу,где бросил якорь в начале мая. Он привез туда двух миссионеров, которых    местному начальству выдали за переводчиков, и оставил их там, объявив, что    придет еще раз с французскими военными кораблями, но в мирных видах. Король    островов, изумленный появлением “Алкмены” и объявлением о прибытии французской    эскадры и поставленный в затруднение особенно тем, что по отплытии “Алкмены”    миссионеры объявили настоящее свое звание, написал китайскому правительству о    случившемся и просил инструкций. В октябре 1844 года императорский комиссар    потребовал объяснений от французского чрезвычайного посланника <...>. После    долгой переписки послали вНапукорвет “Victorieuse” в 1846 году и    вывезли оттуда обоих миссионеров» (Зибольд.Т. 2. С. 266–267).

С. 509.Жители, не зная их звания,    обходились с ними очень дружелюбно, всем их снабжали; но узнав, кто они, стали    чуждаться их. Они не оскорбляли их ~ ликейцы зажимали уши и бежали    прочь. —Ср.: «Миссионеры, оставленные на островах Лиу-Киу, находятся в    странном положении. Их не мучат, дают им есть; но избегают разговора с ними.    Едва вздумают они говорить, как присутствующие затыкают уши и бегут без    оглядки!» (Зибольд.Т. 2. С. 268).

С. 510.Кого и    чего нет теперь в Сан-Франциско? Начало этого города напоминает начало Рима:    оба составились из бродяг. —После открытия в Калифорнии крупных    месторождений золота (1848) Сан-Франциско стал центром притяжения для искателей    фортуны. В конце 1840-х–начале 1850-х гг. на улочках Сан-Франциско можно было    встретить представителей всех рас и национальностей, население города выросло с    600 человек в 1846 г. до 34 870 в 1852 г. По свидетельству современника, здесь    были «...толпы желтолицых, мутноглазых, дурно пахнущих китайцев с длинными    косами, нарядные, важно ступающие чернокожие в белых рубашках с таким же    запахом, несколько маленьких темпераментных малайцев с западного архипелага,    симпатичные обитатели Сандвичевых островов, черные как смоль <...>    абиссинцы, чудовищно татуированные новозеландцы, матросы с Фиджи и даже    изолированные японцы, маленькие, худые, неуклюжие, вечно кланяющиеся; здесь    были все обитатели Индостана, русские в мехах

709

и с саблями, статные <...> турки в тюрбанах <...>    множество испаноязычных из Южной Америки: чилийцы, перуанцы, мексиканцы <...>    американцы изо всех штатов <...> жирные самодовольные англичане <...>    банды беспринципных немцев, итальянцев и французов любого пошиба <...> и    множество тонкогубых, крючконосых, волооких и коварных <...> евреев» (Soul? F., Gihon J., Nisbet J.The annals of San-Francisco.    New York, 1854. P. 257–258). Сведения о «золотой    лихорадке» появлялись и в русской печати. Очевидец событий, описывая Калифорнию    этого времени, сообщал, что все города штата были заполонены «бродягами,    отправлявшимися за золотом. <...> Это было сборище любопытное и    разнообразное, где были представители чуть ли не всех народов» (Четыре месяца в    обществе золотопромышленников верхней Калифорнии: Дневник путешественника Тирвейт    Брукса //С.1849. № 4. Отд. II. С. 69–102). О социальном составе    населения Сан-Франциско в эпоху «золотой лихорадки» см.:R?au C.-A.La    soci?t? californienne de 1850. Pans, 1921. P. 53–74, 295–330. По    словам Плутарха в «Сравнительных жизнеописаниях», Рим был основан Ромулом и    Ремом для «беглых рабов, во множестве собравшихся вокруг них» (Ромул, IX); ср.    также:Тит Ливий.История Рима от основания города. М., 1989. Т. 1 С.    16. Суждения античных авторов, по-видимому, и послужили источником для    гончаровского сравнения. Согласно первоначальному плану, покинув Японию,    русская эскадра должна была пойти в Сан-Франциско, изменение маршрута было    связано с получением известий «о крейсирующей у западных берегов Америки    английской эскадре» (Всеподданнейший отчет.С. 183–185).

С. 511.Дела с Турцией завязались; Англия    с Францией продолжают интриговать против нас. Вся Европа в трепетном    ожидании... —После отказа Турции предоставить России исключительные права    по защите православного населения, проживающего на ее территории, последовал    разрыв русско-турецких отношений (май 1853 г.) и ввод русских войск (июнь 1853 г.) на территорию автономных Дунайских княжеств. 4(16) октября 1853 г. Турция объявила России войну. В феврале 1854 г., после предъявления франко-английского    ультиматума с требованием вывода русских войск из Дунайских княжеств,    проигнорированного Россией, был подписан союзный договор между Францией,    Англией и Турцией. См. также выше, с. 660, примеч. к с. 396.

С. 514.У губернатора пучок на голове был    проткнут золотой, у помощника и переводчика серебряной, а у прочих медной    шпилькой. —Оригинальное ликейское украшение было отмечено практически    всеми путешественниками. Ср.: «...булавки камезаки и узизаки <...>    делаются из золота, серебра или меди, смотря по чину и состоянию людей. Этот    убор принят всеми, от короля до самого последнего подданного с удивительным    однообразием...» (Зибольд.Т. 2. С. 261–262). Б.    Холл отмечал, что у мужчин на Лю-Чу «волосы подняты со всех сторон и сложены на    темени небольшим узлом так, что прикрывают выбритый на голове кружок; сквозь    узел пропущены две металлические шпильки, одна из которых имеет головку в форме    цветка с шестью лепестками, а другая похожа на маленький ковшик. Длина шпилек —    от 4 до 6 дюймов. <...> У одного из высокопоставленных чиновников,    посетившего “Альцест”

710

(один из кораблей экспедиции. —Ред.),цветок на    булавке был украшен драгоценными камнями» (Hall.P. 215–216). Названия    шпилек сообщает и Ф. Бичи:«...камезаши —с головкой в форме цветка с    шестью лепестками, иомезаши,похожая на костяную ложку» (Beechey.P.    147).

С. 516. —Дойдет ли? ~ Д?йдет!;см. также с. 725:Вопрос, похожий на гоголевский вопрос: «Доедет или не    доедет колесо до Казани?» —Отголосок гоголевского диалога о колесе из    главы первой тома первого «Мертвых душ».

С. 517. ...с папушами табаку... —Папуша    или папуха — связка табачных листьев.

С. 518.Я не знаю, с чем сравнить у нас    бамбук ~ из молодых веток. —Ср. у В. А. Римского-Корсакова: «Чего    [только] не доставляет им один бамбук, этот камыш, достигающий тут огромных    размеров! Из него себе тагал и дом построит, и койку сплетет, и шляпу, им и    огонек разведет для своей стряпни, им и мосты настелет, из него и навес сделает    на своем челноке. И все-таки этот бамбук растет повсюду и не переводится, хотя    бы, кажется, такое население должно его мигом уничтожить. Всюду видишь его    высокие штамбы, возвышающиеся над всеми почти деревьями. А около них новые    ростки, которые к будущему году так же высоко вырастут» (Римский-Корсаков.С.    301).

С. 518.Он вынул из-за пазухи каш    (маленькую медную китайскую монету) ~ Я старался объяснить ему, что    таких монет в долларе тысяча четыреста. —См. выше, с. 666, примеч. к с.    420. По утверждению Б. Холла, идеализирующего государство Лю-Чу, островитяне не    знали внутреннего обращения денег (см.:Hall.P. 208-209). Это мнение    неоднократно опровергалось последующими путешественниками (см. выше, с. 702–703,    примеч. к с. 494). Ср. также: «Пшено служит обменным знаком, потому что во всем    архипелаге есть только малость серебряных и медных монет китайских и японских. Однако    же несправедливо мнение капитана Безиль Голля (Basil Hall), будто здешние    островитяне не знают употребления монет» (Живописное путешествие по Азии,    составленное под руководством Эйрие: В 6 т. / Пер. с фр. Е. Корша. М., 1839. Т.    1. С. 193).

С. 519.Удобрение это состоит из всякого    рода нечистот, которые сливаются в особые места ~ как я видел в Китае. —См. выше, с. 666, примеч. к с. 422.

С. 519. ...а о нравах жителей, об    обычаях, о произведениях, об истории — прочтите у Бичи, у Бельчера. —О Ф.    Бичи см. выше, с. 605, примеч. к с. 302; о Э. Белчере — с. 567, примеч. к с.    106. Имеются в виду сочинения:Beechey.Vol. 2. P. 143–226;Belcher.Vol. 1. P. 320–323; Vol. 2. P. 54–67.


 

справка 079 у Охотный ряд